«Не залезать в душу сапогами» — Протоиерей Георгий Бреев о грехах и исповеди

Протоиерей Георгий Бреев

- Отец Георгий, если говорить не общими словами, что такое исповедь?

 

- Исповедь — это открытие чего-то сокровенного, с чем человек сам не может справиться. В поиске средств к исправлению он понимает, что согрешить-то мы можем, а врачевать себя человеку не дается. Если что-то заболело, мы идем к врачу, он устанавливает нам диагноз и назначает лечение. Если человек нашел у себя какой-то душевный недуг, если он чувствует, что его тянет его в какую-то неразумную сторону (хочется лишнюю рюмку выпить, или сидел бы и все время слушал музыку) — он должен подготовиться и пойти на исповедь.

  

- Вы общаетесь с очень многими людьми, расскажите, какие грехи сейчас особенно распространены?

 

- Сейчас многие матери жалуются: приходит сын с работы, сел за компьютер — и все, до трех часов ночи его не оторвешь. А ему осталось последний курс закончить, написать диплом. Мать делает замечание — отмахивается: успею, напишу, не мешай, ты мне надоела. А сам уже три месяца не посещает институт.

 

Здесь уже человек сам не может справиться. Это сейчас довольно частое явление. Залез человек в интернет — и все, напрочь завяз там, забыл про обязанности, про семью.

 

Я помню, когда в советское время только появились телевизоры, в журнале «Крокодил» была прекрасно зарисованная юмореска: стоит обросший дядя, а рядом с ним на полу телевизор. Дядя руки простирает и говорит: ну отпусти ты меня, хоть в баню сходить, мне побриться надо, мне помыться надо, ну отпусти меня! Я замечаю, что такие страсти свойственны русской природе — наши ребята вот такие болваны… Как так можно? Ведь сказано: делу – время, потехе – час. Пожалуйста, посмотри час. А ведь время-то делу посвящается. А нет, наоборот, потехе – целый день, а делу – только час. Хорошо, если час, а то совсем «отойдите от меня, не мешайте».

 

- Как не допустить такой ситуации? Чем можно помочь человеку, если он в ней оказался?

 

- Во-первых, конечно, самокритикой. Человеку нужно понимать: полезно ли то дело, которое я делаю, или разрушительно. Когда человек пребывает во грехе, его ум обольщен, и он не понимает, как себя вывести из этой страсти. Вывести может только исповедь.

 

Вот, в описанной выше ситуации, говорю матери: приведите его к священнику. «Батюшка, он не хочет в церковь идти». Тогда я не знаю, какие средства еще найти, пока он не превратится в бомжа и не потеряет все.

 

Исповедь дана для того, чтобы человека привести в себя. Чтобы он привел в ясность ум: то ли я делаю, так ли я живу, почему на душе нехорошо, почему постоянные склоки в семье… Человек должен о себе побеспокоиться.

 

Часто человек упирается в грех — и не хочет себя видеть. Внимать себе он может, только когда есть какая-то самокритика.

 

Когда я читал книгу Деяний, думал: с чего же начала строиться Церковь? Какие принципы были положены в ее основу? Сам Христос, проповедуя Евангелие, проходил через города и села.

 

А теперь посмотрим, как строилась жизнь Церкви, когда создавались общины. Апостолы Петр и Павел основывали общины и уходили, оставляя принципы устройства. И первый принцип, данный священникам, которых они избирали, был: внимайте себе и всему своему стаду. Если я внимателен к себе, я понимаю, какие силы во мне есть, почему они положительны или разрушительны. Я могу назвать себя верующим человек, а по делам могу делать противное вере, или назвать себя порядочным, а поступки мои будут говорить, что я непорядочный, что люди от меня шарахаются, потому что не могут видеть такого человека.

 

Поэтому «внимайте себе» — это и есть принцип, на котором человек может строить вокруг себя и свою жизнь, и общину, и правильное отношение к Богу.

 

Вот с этого внимания к самому себе начинается исповедь. Я чувствую, я внимателен к себе, но не могу себя подвигнуть на что-то доброе. Тогда я ищу средства. Для меня открыта Церковь, для меня в Церкви есть исповедь. Исповедь — таинственное средство, которое меня ставит перед лицом Бога.

 

В таинстве Покаяния в нас говорит совесть. Совесть — это голос Божий в моей душе. Он меня ведет к Самому Богу. Тогда я пред Ним стою и начинаю говорить: Господи, я нахожусь в жалком состоянии, я веду себя неправильно, не могу сделать ничего доброго, я никому не доверяю….

 
Человек начинает открывать душу, и ему становится ясно, что ему делать, как ему измениться.

 

Пророк и псаломопевец Давид в одном псалме описывает это состояние. Он сидел и размышлял: Господи, где же Ты? Вот я вижу: человека во всех случаях можно назвать негодным человеком, а он преуспевает, он благополучен, восходит выше и выше, богатеет. Вижу человека искреннего, порядочного, он в бедности находится, в неустроенности. И когда я так рассуждал, — говорит царь Давид, — я недоумевал: как это совместить с тем, что Бог управляет миром. Но когда я вошел в святилище Божье (то есть в храм Божий) и стал молиться, то заговорил дух во мне, и мне все стало ясно.

 

И он в псалмах описал это чувство ясности. Начинаешь читать Псалтирь, и там сразу видишь: «путь праведника, путь нечестивого», — все ясно. На этом примере видно: надо войти в храм, в храм душевный, заглянуть себе в совесть, а потом, видя, что ты не справляешься, обратиться к Богу в уповании на Его милость. Опять же, обратимся к Псалтири: «Исповедуйтеся Господу, яко благ, яко в век милость Его».

 

Когда человек говорит с Богом и с ближним искренне — это исповедь. В древности в Церкви был такой принцип: исповедоваться друг пред другом, чтобы исцелиться от греха. И если человек согрешал, то в присутствии своих ближних говорил: вы меня почитаете за порядочного, а я-то, оказывается — посмотрите, что я этому наговорил, а этому зла пожелал, а этого вообще проклял. И высказав свои прегрешения, человек понимал, что у него это все уходит. Я свидетельствую о себе пред Богом и людьми: я негодный человек, я совершенно неисправный, я лицемер — и душа моя начинает ликовать. Она очищается через это мое признание.

 

Я всегда говорю приходящим на исповедь: не нужны мне списки ваших грехов, не нужны мне ваши тетради. Вы лучше пред Богом предстанете и скажите несколько слов: Господи, я собой не доволен, я сам себя гнушаюсь, своих недостоинств, своей закостенелости во грехе, я все делаю наоборот…

 

И человек обновляется. «Обновися яко орля юность твоя» — идем к Богу, падаем, просим прощения. И смотришь – опять тебе дается возможность очиститься, и уже есть опыт противостояния греху: вот этого я не буду делать, этого я остерегусь, вот здесь я не позволю таким дурным мыслям овладеть мною. Начинается правильный путь, которому помогает только исповедь.

 

- Какие стоят духовные проблемы перед современным человеком?

 

- Мне кажется, у людей — от Адама и до последнего человека — будут всегда одни и те же проблемы. Во-первых, маловерие — у людей мало веры. Спаситель даже сказал: «О, роде неверный!». Он являл божественные чудеса, а в то же время видел, что они человека внутри не меняли. Человек искал ответ, Кто перед ним чудеса делает: может, магию какую-то знает, может, он фокусник, а может, даже и пророк пришёл — надо бы его послушать, посмотрим, что там дальше он будет нам говорить…

 

Таким образом вера — это первое, чего всегда не хватало и всегда будет не хватать. Оскудевает вера, оскудевает и любовь, возникают и другие проблемы. Если человек верит, то его вера становится живым союзом с Богом.

 

Второе, что тоже Христос назвал: «О, роде развращённый». Не случайно пророк Божий говорит: «И во грехах родила меня мать моя». Это говорит человек, который был царём, имел власть от Бога, однако он подлинно знал свою природу человеческую и говорил, что его во грехах родила мать. Когда вникаешь через псалмы в образ пророка Давида, он чарует тебя: необыкновенного кроток, необыкновенно боголюбив. И в тоже время он так же, как и Христос, «резал правду-матку» о том, что люди — род развращённый.

 

По неверию вашему, по развращенности вашей, говорил Христос, Я не могу вам дать, что бы Я хотел вам дать, потому что вы не сможете это принять. Эти духовные проблемы всегда были и остаются на все времена, а другие проблемы вырастают из них.

 

Верим мы или не верим, но это состояние всего человечества. Если верим, то надо знать свою родословную от Адама, ветхого человека, а начинается она со слов царя Давида: «В беззакониях зачат есмь и во гресех роди мя мати моя».

 

Вот когда это познаём, тогда мы не прельщаемся и не возносимся и не гордимся.
Об этих проблемах надо постоянно думать, над ними трудиться, решать их, на их решение требуется время. Бог помогает каждому из нас найти свою подлинную человеческую, и потом христианскую, основу, на которой мы что-то можем строить.

 

- Как помочь человеку измениться и преодолеть грех?

 

- У меня есть твёрдое убеждение: изменить себя к лучшему не во власти ни самого человека, ни кого-либо еще. Я могу вам дать миллион рецептов, но духовно переродить человека может только Бог. А человек может только стучаться в дверь милосердия Божия и просить, чтобы Бог освятил наш разум, чтобы Бог нам дал духовное просвещение.

 

Вот здесь,собственно, и начинается покаяние. Это и есть то, что на греческом языке называется «метаноия» — изменение разума. Это изменение нашей духовной сущности, которая способна прозревать в суть вещей, в суть явлений, в суть времени, в суть Священного Писания. Это основа, изменение человека и преодоление греха может начаться только отсюда.

 

Мы понимаем Таинство Крещения как духовное рождение, но я должен жаждать и искать этого рождения. И если я крестился, то должен потом обратиться к другим средствам — к покаянию, которое дается нам как второе крещение. Вот здесь можно дать человеку совет: «Знаешь что, вот у тебя проблемы такие такие-то, надо крепиться в вере, а потом по-серьёзному обратиться к Богу».

 

Великий покаянный канон Андрея Критского открывает тайну души: ум человеческий, душа его — и Бог между ними. По-моему, святитель Григорий Палама говорил, что если человек умом своим познаёт свою душу и обретает сам себя и душу предоставляет Богу, — то он может выйти из самого страшного состояния, из бездны ада. Только в Боге, к Которому мы можем всеми силами души стремиться, поверив в Него, прежде всего и поняв, что в нём источник жизни, в Его свете, мы можем увидеть подлинный свет, которым Он нам открывает Себя, нас самих, мир, Вселенную. Только таким путём в человеке может наступить какое-то улучшение или перерождение.

 Протоиерей Георгий Бреев

- Вам случалось встречать примеры преодоления греха или, напротив, поглощения грехом?

 

- Нам и не дано, и неполезно определять, во грехе человек находится или вышел он из греха. Если я в чужую душу «залез сапогами», то что я там могу сделать? Только нанести неисцелимые раны этой человеческой душе. Мы всегда должны предоставлять человека Богу.

 

В некоторых неправославных традициях чуть ли не дневники ведут и галочки ставят, насколько грех преодолен: «Сегодня я в себе преодолел вот такое и такое». То есть человек заранее рационально определяет схему, по которой он определяет своё возрастание, и потом начинает о себе думать, что он уже достиг совершенства, что он уже чуть ли не имеет власть от Бога и право на учительство. Только из ложного положения о том, что он не понял духовной жизни, он не понял, в чём состоит изменение к лучшему, возрастание. А в Евангелии об этом прямо сказано Господом: кто хочет быть первым, будет последним.

 

«Я, такой порядочный, всю жизнь стремлюсь, делаю правду, учусь — и вдруг я должен быть последним, чтобы стать первым. Почему?»

 

А потому что Бог стал последним, израненный и оплёванный, оскорблённый и отверженный. Христианство меняет ценности на 180 градусов, и поэтому когда человек хочет сказать, что я уже кто-то, я уже достиг, а ты ещё на пути — это не духовная позиция. Это детское рассуждение, как если ребенок приходит в первый класс и на вопрос «Кто тут первый ученик?», — думает: «Дай я подниму руку, скажу, я вот знаю что 2х2=4. Я уже отличный ученик, всё, я пошёл в гору, можете меня сверхчеловеком считать!». Подобные рассуждения о духовной жизни — детские.

 

- Что можно посоветовать человеку, который очень старается, но никак не может оставить грех?

 

- Ох, знаю я таких людей и немало знаю… Мы Бога именуем не просто долготерпеливым, но называем многомилостивым. И Сам Спаситель, и через пророков Господь говорит: «Я не хочу смерти грешного, но еже обратитися и живу быти ему». Бог не радуется ничьей гибели. Вот идёт дорога к Богу, в Небесный Град Иерусалим, а человеку где-то на пути попался ров, звери дикие на него напали. Он застрял на этом месте, и всё равно Бог ждёт его.

 

Чтобы преодолеть эти препятствия, человек должен найти в себе мужество, разум, веру, чтобы воззвать к Богу. Сказано, нет греха, который Бог бы не простил, если человек кается. Поэтому если человек кается и повторяет грех, пусть опять кается. Так вот Святые Отцы говорили, да и Сам Спаситель: «Если ты в день согрешил 100 раз и каешься, то Бог всё равно тебя простит».

 

Бывает, приходит человек, и я понимаю, что это чуть ли не шизофрения: придет, кается, а через неделю опять к батюшке. «Ну, я не могу, не могу!» Ну хорошо, кайся. Опять: «Не могу!» Опять кайся. Может, перед смертью скажешь: «Господи, каюсь», — а уже греха некогда тебе будет совершить, и Бог тебе простит.

 

Я считаю, что, как мы грешим, так же, такой же мерой постоянства, упорства, мы должны каяться. А Бог долготерпелив и многомилостив — и Он всё-таки нас не вычеркнет из книги жизни.

 

- Последний вопрос особенно важен для тех, кто только встал на путь церковной жизни. Кто такой духовник?

 

- Само слово говорит, что это человек, который имеет опыт духовного наставничества и руководства, который знает Священное Писание, основополагающее учение Церкви, догматы — и может все это приложить к практической жизни — прежде всего, себе лично, а потом и к тем, кто будет его спрашивать. Потому что сам искушенный может и искушаемым помочь.

 

Священник становится духовником не сразу. В древние времена запрещалось быть духовником чуть ли не до пятидесяти лет, пока не будет приобретен нужный опыт и не изменится твоя природа. Вот тогда только священник получает право быть духовником. Сейчас положение другое. Сейчас, в силу того, что церквей — огромное количество, а священнослужителей мало, и людей к ним обращается очень много, фактически вместе с саном священнику любого возраста дается право духовного руководства.

 

Если священник дает мудрые советы, проповедует, учит, имеет молитвенный настрой — его можно считать духовником храма, в котором он служит. И среди духовников из разных областей и городов могут выделяться особо разумные и уважаемые священники. Особенно преуспевают в духовничестве монашествующие, потому что их жизнь посвящена молитве. Во всей России сейчас есть такие духовные лица: архимандрит Илий, архимандрит Кирилл Павлов, архимандрит Наум в Троице–Сергиевой Лавре, архимандрит Власий в Боровском монастыре и многие другие. У них есть как жизненный, так и духовный опыт, люди приходят к ним за советом и молитвой, ощущают пользу и советуют к ним идти другим людям. Таким образом возрастает народное уважение к какому-то отдельному духовнику.

 

Есть и официальный путь признания духовника — когда архиерей сам назначает кого-то на эту «должность»: духовник нашей епархии, духовник нашего града; они уже могут быть духовниками самих священнослужителей.

 

Протоиерей Георгий Бреев
pravmir.ru