Владыко  Митрополит  Арсений (Стадницкий)

"Арсений (Стадницкий), архиепископ Псковский и Порховский"
 

Русская Православная Церковь  установила  в феврале месяце день памяти Собора  новомучеников  и исповедников Российских и совершает поминовение всех усопших, пострадавших в годину гонений за веру Христову. По благословению Митрополита Псковского и Великолукского Евсевия в Псковской епархии проводится сбор материалов о пострадавших за веру Христову в годы гонений XX столетия.

Предлагаем вашему вниманию рассказ о Владыке Псковском и Порховском (1903-1910) митрополите Арсении (Стадницком)
«Тебя, Святитель, помнить будем,
И ты нас грешных не забудь,
В святых молитвах у Престола
 Нас помяни когда-нибудь!..»
Строки псковской поэтессы Ольги Каменской написаны в 1910 году и посвящены архиепископу Арсению (Стадницкому).
23 февраля 2014 года исполнилось 78 лет со дня смерти Арсения (1862-1936) — архиепископа Псковского и Порховского, возглавлявшего нашу епархию с 1903 по 1910 годы.
 "В истории Русской Православной Церкви имя Арсения стоит рядом с именем Патриарха Тихона. Вместе с ним и Антонием (Храповицким) Арсений был кандидатом на Патриарший Престол.
В миру митрополит Арсений носил имя Авксентий Георгиевич Стадницкий. Родился он 22 января (по старому стилю) в селе Комарово Хотинского уезда Кишиневской губернии. Отец был сельским священником. В 1881 году будущий священнослужитель поступил в Киевскую духовную академию, получив перед тем среднее образование в духовной семинарии Кишинева. В 1885 году он закончил академию со степенью кандидата богословия и тогда же был определен на службу в Кишиневскую духовную семинарию преподавателем греческого языка, затем — церковного пения (он считался одним из лучших его знатоков) и (бесплатно) гражданской истории. С 1895 года до приезда в Псков отец Арсений состоял на службе в качестве инспектора, а затем ректора Новгородской духовной семинарии, инспектора и ректора Московской духовной академии, в 1897 году посвящен в епископа Волоколамского, викария Московской митрополии. Наречение и посвящение в епископский сан состоялось в Москве в кафедральном соборе Христа Спасителя.
В 1900 году он в числе профессоров и студентов Московской духовной академии совершил паломничество в Святую Землю. Итогом путешествия стала книга «В стране священных воспоминаний», редактированная и изданная им самим. В книге 60 фотографий, большую часть которых сделал Арсений. В феврале 1902 года он присутствует при пострижении в монашество студента духовной академии Сергея Симанского, в иночестве Алексия — будущего патриарха. В пещерном храме Гефсиманского скита он произносит по этому случаю «Слово». Арсений всю жизнь был духовным руководителем Алексия. Два года (1904-1906) Алексий состоял на должности инспектора Псковской духовной семинарии. 18 сентября 1906 года епископ Арсений совершил чин возведения иеромонаха Алексия в сан архимандрита в Троицком соборе Пскова.
Арсений приехал в Псков в 1903 году. «Псковские епархиальные ведомости» сообщали о встрече: «30 декабря в 4 часа 15 минут пополудни из Санкт-Петербурга прибыл в Псков его преосвященство, преосвященнейший Арсений, епископ Псковский и Порховский. От Сергиевских ворот с крестным ходом при участии всего духовенства, во главе с начальником губернии, в сопровождении граждан, при торжественном звоне во всех городских церквах проследовал в кафедральный собор, а оттуда на Псково-Печерское подворье». Оно располагалось на территории нынешнего онкологического диспансера.
Арсений стал 34 по счету Псковским владыкой (епархия учреждена в 1589 году). Почти 7 лет он управлял Псковской епархией, сделав для Пскова немало доброго и полезного. В числе главных дел: создание школы псаломщиков и церковного музея и при нем — историко-археологического комитета.
Знакомясь с делами вверенной ему епархии, Арсений обратил внимание на состояние начального образования, в частности, церковно-приходских школ. По данным официальной статистики, Псков занимал последнее место в ряду других губерний по уровню грамотности: на 1000 человек грамотных было лишь 146. В Пскове действовали 5 церковно-приходских школ и 2 образцовые (при епархиальном женском училище и духовной семинарии). В первый год пребывания Арсения с его благословения открылись еще 6 школ.
За два года (1904 — 1905) псковичи построили здание школы псаломщиков. Инициатива по ее созданию и устройству принадлежала владыке Арсению. Он сам разработал ее устав, по которому предполагалось двухгодичное обучение не более 20 человек при строгом отборе (хороший голос, грамотное чтение по церковно-славянски), общежитие, два учителя (непременно холостых). Позже при школе появилось свое хозяйство — огород, пасека, даже переплетная мастерская.
Располагалась школа в Пантелеймоновом дальнем монастыре — летней резиденции псковских владык. На ее территории стояла высокая колокольня, с которой, как утверждает предание, рассматривал город Стефан Баторий. Здание школы сохранилось до сих пор: в районе Промежиц по правой стороне дороги на Череху.
Не менее сильное беспокойство, чем повальная неграмотность, вызывало у владыки и пьянство. Главное орудие в борьбе с этим пороком Арсений видел в возрождении и укреплении религиозной жизни и нравственности. В декабре 1907 года, будучи членом Государственного совета, он произносит речь на заседании, где обсуждался вопрос борьбы с пьянством: «Для борьбы с пьянством, этим историческим и современным бедствием, должны быть применяемы различные меры — это меры общегосударственные, меры общественные, затем нравственные и индивидуальные, так называемая идейная борьба… Среди общественных организаций борьбы с пьянством выделяются церковные общества трезвости, которые борются с этим пороком под покровом Церкви. Сила этих обществ заключается в том, что они для слабой воли пьяницы дают более твердую опору в борьбе, возводя эту борьбу на путь религиозного подвига>. В 1912 году в Москве состоялся первый Всероссийский съезд практических деятелей в борьбе с алкоголизмом. Председательствовал на нем высокопреосвященный Арсений, ставший к тому времени архиепископом Новгородским и Старорусским.
В сан архиепископа он был возведен в 1907 году. А 1908 год в Пскове был ознаменован двумя немаловажными событиями — открытием Псковского церковного историко-археологического комитета и освящением храма во имя святого Александра Невского.
С первых дней пребывания в Пскове владыка живо интересовался историей города, не раз говорил о его особом историческом значении: «Забвение прошлого, пренебрежение к разнообразным памятникам родной старины справедливо трактуется как культурная недоразвитость края, отсталость в умственном отношении: Ведь Псков — весь в прошлом. Псков — это город не настоящего, а давнего прошлого».
Арсений собирал различные предметы старины, когда же их накопилось значительное количество, владыка решил обустроить музей на Печерском подворье, выделив для этого большой зал в новом здании, которое сохранилось до наших дней — сегодня в нем располагается один из корпусов онкологического диспансера. В августе 1908 года музей был приведен в порядок, в его витринах в строгой системе заняли свои места ценные рукописи, принадлежности богослужения и церковная утварь, древние монеты. Для научного исследования, сохранности и пополнения музейной коллекции был образован комитет, устав которого утвердил Священный Синод. Одной из главных задач комитета стала охрана памятников церковной старины.
В октябре 1908 года, как писали «Псковские епархиальные ведомости», «состоялось освящение военного храма в Омском полку на Завеличье. В 9 часов был совершен чин освящения, который Владыка заключил словом о религиозно-нравственном значении храмов для воинов. Новосозданный храм освящен во имя святого Благоверного князя Александра Невского>.
В августе 1910 года в Пскове праздновали 25-летие церковной и ученой деятельности Арсения. Юбиляр на торжествах не присутствовал: будучи противником подобных празднеств, он удалился для молитвы в Елеазаров монастырь.
В ноябре того же 1910 года Арсений прощался с Псковом, уезжая к новому месту служения в Новгород, где возглавил епархию. «Епархиальные ведомости» сообщали об отъезде владыки: «Давно Псков не видел таких торжественных и сердечных проводов. Вся большая платформа Варшавского вокзала была переполнена народом, так что невозможно было двигаться».
В августе 1917 года в Москве открылся поместный Собор Русской Православной Церкви. Арсений, член Собора и заместитель председателя Собора, фактически руководил почти всеми соборными заседаниями. Член высшего Церковного Совета и Священного Синода, он стал одним из трех кандидатов на Патриарший Престол (вместе с Тихоном — митрополитом Московским и Коломенским и Антонием — архиепископом Харьковским и Ахтырским). 5 ноября в храме Христа Спасителя старец-затворник Зосимовой пустыни Алексий вынул жребий избранника. Патриархом стал Тихон. По его предложению остальные претенденты на престол были возведены в сан митрополита.
  Дальнейшая судьба Арсения трагична: в первый раз он был арестован в ноябре 1919 года в Москве. Затем арест последовал в Новгороде, где он находился под надзором власти, — в 1920 году. В 1922 году митрополит Арсений был привлечен к суду вместе с патриархом Тихоном. Почти год находился в заключении. А выйдя из тюрьмы 10 января 1924 года, уже через 5 дней был вновь арестован и заключен в Бутырскую тюрьму в Москве. В 1926 году после ссылки в туркменский город Красноводск был переведен в Ташкент. В 1933 году назначен митрополитом Ташкентским и Туркестанским. Умер Арсений Стадницкий 23 февраля 1936 года. Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) на смерть Арсения отозвался так: Вы лучше меня знаете, как безмерна эта утрата для Церкви русской, и довольно мне сообщить только событие, низко опустить голову и снова лить слезы». Арсений был духовным наставником архиепископа Луки (знаменитого хирурга, автора учебника по гнойной хирургии, лауреата Сталинской премии) и умер на его руках в ташкентской больнице".
Татьяна Медникова 27 сентября 2010 

В издательстве Сретенского монастыря вышла в свет книга писем к Владыке Арсению «Пишу от избытка скорбящего сердца» священномученика Андроника (Никольского). Предлагаем нашим читателям познакомиться с отрывками из этой работы.
*** Священномученик Андроник (Никольский)
Ваше Высокопреосвященство.
День святого новгородского защитника и ходатая о всех нас пред Богом благоверного князя Александра Невского. Ему помогали святые братья Борис и Глеб, а он помогал князю Димитрию Донскому, уйдя из гроба на Куликово поле, когда разбиты были татары. И теперь да изыдет из-под не открываемого замка раки на помощь нашему Державному Вождю против тех же немцев, восставших на все святое. Нужно полагать, что немцы и сами пойдут в глубь болот пинских и старорусских да новгородских. Но если Бог попустит и Великому Новгороду быть угрожаемым от поганых, то, Владыко, не признаете ли возможным святыни новгородские, хотя бы часть их, направить на военное время в Пермь, да освятится наш край чудным пришествием их, когда-то посылавших сынов своих сюда на искание земли. Вот была бы радость-то нашим людям! Это, конечно, если будут вывозить и из Новгорода святыни. Таковое намерение пришло мне в день святого новгородца князя Александра Невского.
Молились, постились и исповедывались мы здесь по призыву Господа через Св[ятейший] Синод. Но далеко до всенародного покаяния и у нас и, конечно, повсюду. Власти и большинство интеллигенции остались в стороне: это де для глупого народа, который де невежда в законе; а мы ведь весьма умные…Поселянин ругает архиереев за невыдержанный экзамен. А эти дни поста были истинным экзаменом для верхов народа: какому богу они кланяются. Оказывается, должно быть, что не истинному Богу, а молоху века сего. Вот корень зла и причина войны. Отсюда выводы: война кончится ничем, хотя бы мы и победили немцев.
Вчера величественно и многолюдно прошел молитвенный крестный ход. Возвратились уже в пятом часу в собор. Все время пели; разными витиями было сказано пять проповедей и о трезвости, и по военному времени. Великое множество народа собралось. Ровно год назад провели мы здесь экстренно устроенный крестный ход.
Сегодня прочитал Ваш призыв о спасительном пути. Спасибо за дерзновенное и открытое слово. Но, очевидно, и в Новгороде то же, что и в Перми творится. Так, вероятно, и везде. Газеты хвастали даже, что и при входе немцев в Варшаву творилось то же самое развеселое житие: «нам де немцы вовсе не страшны». Какая дерзость перед Богом! Точь-в-точь как пред всемирным потопом было и будет пред концом мира.
Простите за болтовню. Простите и благословите меня грешного епископа Андроника.
Владыко, нет ли у Вас фотографии Вашей чудной Никитинской церкви внутри и снаружи. Утешьте меня ими.
г. Пермь, 30 августа 1915 года

Ответ владыки Арсения от 16 октября 1915 года.

Преосвященнейший Владыко!
С некоторым опозданием, по обстоятельству военного времени, получил Ваше письмо; с еще большим опозданием ответствую на оное. Тяжко и думать, чтобы Господь попустил Тевтонскому нашествию и на наш славный град. До сих пор новгородские угодники охранили свой град от нашествия иноплеменных, благодаря чему Новгород и являет свою древнюю, священную красоту. Мысли о сохранении святынь часто озабочивают меня, хотя я и виду об этом не подаю, чтобы не смущать горожан, которые очень падки на всякого рода слухи и тревоги. Благодарю Вас за предложение приютить у себя святыни.
Я понимаю, как это стало бы дорого для Вас, именно счастье. Несомненно, [новгородцы] очень пожелают, чтобы не вывозить их из пределов Новгородской губернии, а хранить в каком-нибудь из древнейших градов, например Тихвине или Кириллове. С своей стороны я приму к сведению Ваше желание в случае, если бы пришлось озаботиться по вывозу святынь.
Наш город все более и более наполняется беженцами, своими и эвакуированными лазаретами. Чудный зал в Епархиальном доме обращен в лазарет на 70 раненых. Я не знаю, что делал бы без этого дома, точно он построен в качестве дома милосердия. Заняты помещения мои, приготовленные для Преосвященных Рязанского и Псковского. Консистория переведена в Новгород. Шесть членов помещаются в комнатах Архиерейского дома. Савво-Вишерский монастырь временно обращен в женский для сестер Рдейской общины. Церковные школы тоже под беженцами. Нужно быть готовым ко всему.
Простите и благословите. Ваш А.А.