Святыни и древности Пскова Граф М. Толстой, Москва 1861г

 

ГЛАВА 1. Взглядъ на исторiю Пскова. Значенiе Пскова въ общей исторiи древней Руси.

 
 

«Душа на Волховъ, сердце на Великой».

(Поговорка древнихъ Новгородцевъ и Псковичей)

 
В лѣтописяхъ при началѣ Руси не упоминается имя Пскова. Братъ Рюрика, Труворъ, поселился въ Язборскѣ, городѣ Кривичей, въ 37 верстахъ на западъ отъ Пскова.

 

Въ первый разъ лтописецъ упоминаетъ о Псковѣ подъ 903 годомъ, и говоря о бракѣ блаженной Ольги съ Игоремъ, сыномъ Рюрика, называетъ ее Псковитянкою, вѣроятно въ томъ смыслѣ, что весь Выбутская, гдѣ родилась Ольга, во время Преподобнаго Нестора принадлежала къ области Пскова.

 
Основанiе города Пскова тотъ же лѣтописецъ приписываетъ благоверной Княгинѣ Ольгѣ, около 957 года. Разсказъ его объ этомъ событiи мы увидимъ ниже (въ IV главѣ) при описании Ольгиной часовни.
 
Скоро развился новый городъ и даже сделался главнымъ въ своей области, на мѣсто древняго Изборска. При раздѣленiи Pocciи на удѣлы, равноапостольный Владимiръ посадилъ въ Псковѣ (а не въ Изборскѣ) сына своего Судислава, которьй и княжилъ тамъ до 1035 или 1036 года, за тѣмъ заключенъ, по волѣ брата своего Ярослава, въ темницу, гдѣ томился 22 года. Уже въ 1058 году сыновья Ярослава освободили забытого, бездѣтнаго и потому неопаснаго старика, который вслѣдъ за тѣмъ постригся въ Кiевѣ и умерь въ 1063 году. Со времени заключенiя Судислава, въ теченiи цѣлаго cтoлѣтiя, Псковъ оставался нераздельно соединеннымъ съ Новгородомъ, подъ управленiемъ одного и того же Князя, назначаемого отъ Великаго Князя Кiевскаго; или, лучше сказать, Псковъ былъ пригородомъ Новгорода, хотя имѣлъ, какъ и другiе древнiе города, свое вѣче и своихъ выборныхъ чиновниковъ.
 
Между тѣмъ на Югѣ разгоралось междоусобiе двухъ главныхъ родовъ Рюрикова Дома - Мономаховичей и Ольговичей, а за тѣмъ обнаружилось раздвоенiе въ самой семьѣ Мономаха по следующему случаю. Мстиславъ Великiй, вступая на Великое Княженiе по кончинѣ родителя своего, Владимiра Мономаха, оставилъ вместо себя въ Новгороде сына своего Всеволода. Когда умерь Мстиславъ, и брать его Ярополкъ, старшиiй по немъ изъ Мономаховичей, заступилъ его место, то Всеволодъ, по желанiю дяди Ярополка, перешелѣ изъ Новгорода (1), не оставивъ преемника, въ южный Переяславль, который считался тогда какъ бы переходнымъ удѣломъ къ Кiевскому столу. Между тѣмь младшiй брать Ярополка, Юрiй Долгорукiй, видѣль въ этомь назначенiи Всеволода явный иризнакъ своего исключенiя отъ старѣйшинства и переходь его въ родъ Мстислава, а потому вооружился для защиты правъ своихъ. Онъ завладѣлъ Переяславлемъ, выгнавъ оттуда сначала Всеволода, а потомъ брата его Изяслава, получившаго этотъ городъ отъ дяди Ярополка, когда изгнанникъ Всеволодъ снова отправился въ Новгородъ, гдѣ между тѣмь развилось страшное волненiе народное, усиленное приходомъ Псковитянъ и Ладожанъ (2). Въ это время является Всеволодъ, раздраженный народъ не хотѣлъ о немъ слышать, и хотя, наконецъ, решился принять его, но уже не такъ, какъ въ первый разъ: теперь Новгородцы были уже люди вольные, ибо могли вновь принять Всеволода на всей волѣ своей, то есть предписать условiя, на которыя изгнанникъ долженъ былъ согласиться. При этомъ случае въ первый разъ упоминается о выборе посадниковъ для городовъ (3).
 
Вскоре Всеволодъ сталъ стараться о томъ, чтобы добыть удѣль брату своему Изяславу. Послѣ шумнаго вѣча, Новгородцы решились идти въ землю Ростовскую, въ удѣлъ Юрiя, добывать удѣлъ Изяславу, у котораго этотъ дядя отняль Переяславль южный. Походъ начался, но не имѣлъ успѣха: несогласiе обнаружилось въ полкахъ; многiе изь гражданъ считали беззаконною войну противь сыновей Мономаховыхъ, и при томь въ союзе съ противниками ихъ рода, Ольговичами. Второй походъ окончился несчастною битвою на Ждановой горѣ, гдѣ Мстиславичи и Новгородцы были разбиты, хотя дрались мужественно. Желая прекратить междоусобiе, Новгородцы послали посадника Мирослава мирить Мономаховичен съ Ольговичами, но Князья не приняли посредничества и каждый сталъ переманивать Новгородцевъ на свою сторону (4) и тѣмъ давать имъ право выбора: здѣсь въ первый разъ появляется право Новгорода выбирать себе Князей и сменять ихъ приговоромъ народнымъ.
 
Въ 1136 году Новгородцы изгнали Всеволода и, въ угодность побѣдителямъ, приняли къ себе Святослава Ольговича. Изгнанiе сына Мстиславова повлекло за собою новыя кровопролитныя усобицы, и въ самомъ Новгородѣ лучшие граждане благопрiятствовали Всеволоду. Они рѣшились вызвать его изъ Вышгорода, гдѣ прiютилъ его дядя Ярополкъ: но страшный мятежъ возгорѣлся въ Новгородѣ, когда услышали о прибытии Князя, котораго ненавидело большинство черни: Всеволодъ не былъ донущенъ къ Св. Софiи и домы друзей его разграблены народомъ.
 
Здѣсь произошло событiе, составляющее эпоху въ исторiи Пскова: изгнанникъ, отринутый Новгородцами, принять Псковичами. Область Новгородская разделилась: Новгородъ остался за Ольговичами, Псковъ - за Мономаховичами. Отдѣлившись отъ Новгорода, Псковитяне не покорились, когда Святославъ Ольговичь соединилъ противъ нихѣ всю землю Новгородскую и привелъ Курянъ и Половцевъ. Всеволодъ остался Княземъ Псковскимъ; а по кончинѣ его (въ 1138) Псковитяне взяли на его мѣсто брата его Святополка, который княжилъ у нихъ 10 лѣть.
 
Впрочемъ отдѣленiе Пскова отъ Новгорода не было окончательнымъ: въ послѣдствiи они иногда снова соединялись подъ однимъ правленiемъ, а иногда управлялись отдельными Князьями. Мы не будем изчѣслять здѣсь имена всѣхъ этихъ Князей, мало замѣтныя въ исторiи Пскова, но прямо перейдемъ къ тому времени, когда Псковъ становится оплотомъ Руси отъ Ливонiи.
 
Между тѣмъ какъ власть Хановъ Монгольскихъ тяготѣла надъ всею Русью, кромѣ Новгорода и Пскова, и, сверхъ того, Русь должна была бороться съ притязанiями Князей Литовскихъ - на западныхъ предѣлахъ ея начиналась новая борьба съ напоромъ чуждаго народа, который не дани только искалъ, какъ Монголы, но хотѣлъ стать твердою ногою на Русской землѣ и онѣмечить ее. Защита Руси отъ Нѣмцевъ была предоставлена одному Пскову, и Псковъ выдерживалъ борьбу, не смотря на неровность силъ, до того времени, когда Сѣверная Русь, достигнувъ государственнаго единства, получила возможность обороняться отъ всѣхъ враговъ своихъ.
 
Еще Ярославъ I утвердился въ прибалтiйскомъ краѣ, населенномъ Эстонскою Чудью, построивъ тамъ городъ Юрьевъ (Дерптъ), но во время междоусобiй, власть Князей въ этомъ краю ослабѣла и ограничивалась опустошительными набѣгами Новгородцевъ, которые заставляли Чудь платить дань. (5) Въ другой сторонѣ прибалтiйскаго края, по западной Двинѣ, до самаго ея устья, Латыши или Ливы издревле платили дань Князьямъ Полоцкимъ. Сюда-то, къ устью Двины, присталъ въ 1158 году корабль Бременскихъ купцевъ и положилъ основaнie двумъ торговымъ конторамъ - въ Укскулѣ и Даленѣ. Узнавъ о томъ, Apxieпископъ Бременскiй, съ благословенiя Папы Александра III, отправилъ сюда Mиccioнеровъ; вслѣдъ за миссiонерами открылся крестовый походъ противъ язычниковъ; въ концѣ XII вѣка крестоносцы утвердились въ Ливонiи; въ 1200 году Епископъ Альбертъ основалъ Ригу, а два года спустя, возникъ въ Ливонiи орденъ Рыцарей Меча.
 
Князья Полоцкiе не имѣли достаточныхъ силъ для прогнанiя пришельцевъ, и готовы были довольствоваться данью, которую привыкли брать съ Латышей или Ливонской Чуди. Нѣмцы не только отказали имъ въ платежѣ дани, но мало по малу завладѣли двумя послѣдними небольшими удѣлами Полоцкихъ Князей въ Ливонiи: Кукейносомъ, гдѣ княжилъ Вячеславъ (Вячко), и Герсикомъ, принадлежавшимъ Всеволоду, который, если вѣрить Нѣмецкому летописцу, (6) отдалъ свое Княжество церкви Богородицы, т.е. Рижскому Епископу. Нѣмцы совершенно завладѣли всею южною частью Остзейскаго края, или собственно Ливонiей, пользуясь слабостью Князей Полоцкихъ, которые имѣли опасныхъ враговъ въ Литве, вели усобицы между собою и не пользовались помощью другихъ Князей Русскихъ, по давнему отделенiю внуковъ Рогволода отъ потомства Ярослава I.
 
Въ то же время сѣверная часть прибалтiскаго края и особенно страны, лежащiя къ западу отъ Чудскаго озера, и слѣдовательно сопредѣльныя Пскову, еще подвергались по прежнему наступательнымъ дѣйствiямъ Новгородцевъ вмѣстѣ съ Псковичами; въ особенности остался памятенъ для Немцевъ опустошительный набѣгь Мстислава Мстиславича Удалаго, который въ 1212 году ходилъ по Чудской землѣ до самаго моря, везде собирая подать. Но Мстиславъ вслѣдъ за тѣмь оставилъ Новгородъ, а жители Пскова выгнали отъ себя брата его. Князя Владимiра, за то, что онъ, для укрѣпленiя мира съ Нѣмцами, выдалъ дочь за брата Епископа Альберта; изгнанникъ удалился къ зятю своему въ Ригу, но былъ послѣ опять принять Псковитянами, когда сынъ его Ярославъ, заступившiй его мѣсто, поссорился съ гражданами и ушелъ къ Лифляндскимъ рыцарямъ. Этотъ Ярославъ оставилъ по себѣ злую память: онъ вступилъ въ службу къ Нѣмцамъ, вмѣстѣ съ ними ходилъ опустошать Псковскiя земли, прогналъ оть себя добродѣтельную супругу Евпраксiю и едва ли не принялъ участiя въ убiйствѣ ея пасынкомъ, сыномъ его отъ нѣмки; онъ велъ странную жизнь, подражая рыцарямъ, и умерь въ Лифляндiи около 1245 года. (7)
 
Въ 1229 году пало подъ ударами Нѣмцевъ первое и самое крѣпкое поселенiе Русское въ Чудской землѣ – Юрьевъ или Дерптъ, гдѣ начальствовалъ непримиримый врагь Нѣмцевъ Вячеславъ (Вячко), выгнанный ими изъ Кукейноса. Жители защищались храбро и погибли всѣ, вмѣстѣ съ храбрымъ Вячкомъ. (8) Новгородцы и Псковитяне не могли помочь имъ по смутамъ между собою; въ обоихъ городахъ боролись двѣ стороны: одна стояла за Князей сѣверныхъ - Суздальскихъ; другая за южныхъ - Черниговскихъ. Предводители побѣжденной стороны, и даже самые Князья, перебегали къ Нѣмцамъ и наводили ихъ на Русскiя волости.
 
Тяжкое было тогда время для Пскова: Литва начинаеть движенiя наступательныя съ цѣлью прочныхъ завоеванiй на Русской землѣ съ тѣми же намѣрениями отъ сѣверо-запада появляются Шведы; наконецъ и Ливонскiй орденъ требуетъ своей части добычи - хочетъ овладеть Псковомъ. Князья Владимiрскiе и Низовые заняты своимъ дѣломъ: они стараются усиливать одно княжество на счетъ другаго и поддерживать возможно мирныя отношенiя къ угнетающей ихъ Ордѣ. Борьба съ Швецiей досталась на долю Новгороду, а Пскову, пограничному, не сильному, но мужественному Пскову, пришлось бороться съ двумя опасными врагами - Литвою и Нѣмцами.
 
Такая неровная борьба, безь сомнѣнiя, не могла быть всегда удачною. Такъ въ 1240 году, Нѣмцы, имѣя вожатымъ того же злаго измѣнника. Князя Ярослава, взяли Изборскъ, разбили Псковитянъ, подступили подъ Псковъ, зажгли внѣшнiе посады и наконецъ завладѣли самымъ городомъ, куда впустилъ нхъ измѣною нѣкто Твердило (Твердиславъ) Иванковичь. Застигнутые въ расплохъ, жители города принуждены были покориться всемъ требованiямъ рыцарей, дали имъ дѣтей своихъ въ заложники, и во Псковѣ, вмѣстѣ съ Нѣмцами, сталъ владѣть измѣнникъ Твердило. Спустя два года, нашелся избавитель Пскову - знаменитый Князь Новгородскiй Александръ Ярославичь, получившiй почетное прозванiе Невскаго за побѣды надъ Шведами. Разбивъ Немцевъ и взявъ Копорье, Александръ пошелъ на освобожденiе Пскова и одержалъ знаменитую побѣду надъ рыцарями на льду Псковскаго озера, извѣстную подъ именемъ Ледоваго побоища. (9) Когда Александръ входилъ въ Псковъ после победы, ведя за собою плѣнныхъ рыцарей, и весь Псковъ съ восторгомъ встрѣчалъ его, онъ завѣщалъ Псковичамъ любовь къ своему потомству. «Если кто изъ позднѣйшихъ моихъ потомковъ прибѣжить къ вамъ въ печали», сказалъ онъ, «или просто прiѣдетъ пожить къ вамъ и вы не примете, не почтете его какъ Князя: то назоветесь вторыми Жидами». (10)
 
При сыновьяхъ Невского случились въ Литвѣ событiя, имѣвшiя влiянiе на судьбу Пскова. После убiенiя В. К. Миндовга, перваго собирателя Литовской земли, возгорѣлось сильное междоусобiе въ Литвѣ. Въ это время удалился въ Псковъ одинъ изъ Литовскихъ Князей, Довмонтъ, съ дружиною и съ цѣлымъ родомъ, прннялъ крещенiе подъ именемъ Тимофея и былъ посаженъ Псковичами въ 1266 году на столѣ Св. Всеволода. Явленiе, дотолѣ небывалое: Русскiй городъ призываеть къ себѣ въ Князья Литвина, вместо потомка Рюрикова! Чтобы не раздражить Князей Русскихъ и соединить новаго Князя съ любимымъ родомъ Невскаго, Псковитяне высватали ему внучку Александра, дочь В. К. Димитрiя, Mapiю. Тридцатитрехлѣтнее княженiе Довмонта было самымъ счастливымъ временемъ для Пскова: то одинъ съ небольшою дружиною, то вместе съ тестемъ своимъ и другими Князьями Русскими, онъ неутомимо поражалъ и прогоналъ Литовцевъ, Чудь и Нѣмцевъ. Последняя победа одержана имъ надъ рыцарями уже въ старости и незадолго до кончины: 20 мая 1299 года умеръ Довмонть, «много пострадавши (потрудившись) за Св. Софiю и за Св. Троицу». (11) Эта похвала летописца сравняла Литовскаго выходца съ Мономахомъ.
 
По кончинѣ Довмонта наступило тяжкое время для Пскова, принявшаго княжить къ себѣ сына его Давыда: помощи ни откуда не было, согласiе съ Новгородцами очень часто нарушалось, а нападенiя внѣшнiя не прекращались. Псков, оплечье Новгороду и всей Русской землѣ отъ Ливонскихъ Нѣмцевъ, принужденъ искать себѣ Князей то въ Литвѣ, то въ Твери, но не уступаеть ни пяди земли своей врагамъ, а иногда помогаеть и Новгороду, отъ котораго получаетъ наконецъ полную гражданскую независимость. Въ 1348 году, въ благодарность за помощь Псковичей Новгородцамъ въ войнѣ Шведской, заключенъ между ними такой договоръ: 1) Пскову быть младшимъ братомъ Новгорода; 2) посадникамъ Новгородскимъ въ Псковѣ не сидѣть и не судить; 3) дѣлъ изъ Пскова въ Новгородъ не переносить; 4) отъ Владыки судить во Псковѣ наместнику изъ Псковичей. (12)
 
Съ конца XIV вѣка начинается существенная перемѣна въ судьбѣ обоихъ вольныхъ братьевъ - Новгорода и Пскова. Въ сѣверовосточной Руси укрѣпляется и возвышается одинъ изъ незначительныхъ городковъ Залѣсскихъ; древнiе города Ростовской области ему подчиняются; Владимiръ уступаетъ Москвѣ не только престолъ великокняжескiй, но и кафедру святительскую. Наконецъ, державный собиратель земли Русской, Iоаннъ III, присоединивъ къ Москвѣ окрестные удѣлы и освободившись отъ власти Монгольской, захотелъ положить конецъ отдельной самобытности вольныхъ городовъ сѣверо-западной Руси. Въ 1478 году Iоаннъ силою покорилъ Новгородъ, дерзавшiй ему противиться, но оставилъ въ покоѣ Псковъ, который постоянно сохранялъ согласiе съ В. Князьями Московскими, принимая съ 1399 года Князей, по ихъ назначенiю, и удерживая притомъ свое вѣче - привилегiя права вольнаго города.
 
Сынъ Iоанна, В. К. Василiй, для безопасности со стороны Литвы, рѣшился на присоединенiе Пскова къ Московской державѣ, чему подали поводъ постоянныя столкновенiя власти народной съ властью Князя - намѣстника великокняжескаго. Будучи въ Новгородѣ, онъ задержалъ подъ стражею девять посадниковъ Псковскихъ и старость всѣхъ купеческихъ рядовъ, пришедшихъ къ нему жаловаться на своего наместника, Князя Репню-Оболенскаго, и послалъ въ Псковъ дьяка Долматова съ требованiемъ уничтожить вѣче и снять вѣчевой колоколъ. Посолъ Государя объявилъ волю его на вѣче и сѣлъ на ступени, ожидая отвѣта, а Псковичи, обливаясь слезами, просили подождать до завтра и дать имъ подумать. (13)
 
Но о чемъ было думать? Всегда вѣрные общему отечеству и вѣрѣ православной, граждане Пскова не могли покориться ни Литвѣ, ни Нѣмцамъ; не могли и сопротивляться властителю, который имѣлъ въ рукахъ силы всей Руси, соединенной уже въ одно государство. День прошелъ въ плачѣ, рыданiяхъ и стонахъ. На разсвѣтѣ позвонили къ вѣчу и Псковичи объявили послу Великаго Князя, что «воленъ Богъ и Государь въ своей отчинѣ, и въ насъ, и въ колоколе нашемъ, а мы на Государя рукъ поднять и въ городѣ запереться не хотимъ». 13 января 1510 года сняли вечевой колоколъ, и Третьякъ Долматовъ повезъ его въ Новгородъ къ Великому Князю. Народъ плакалъ по своей старинѣ и по своей волѣ. Спустя нѣсколько дней, Василiй прiѣхалъ въ Псковъ, обошелся ласково съ гражданами, но выслалъ въ Московское княжество 300 лучшихъ семей Псковскихъ, которыя вскорѣ замѣщены были такимъ же числомъ семействъ Московскихъ и подмосковныхъ купцовъ. Имъ стали давать дворы въ среднемъ городѣ, а Псковичей выселять за Довмонтову стѣну и въ посады. (14)
 
Такъ окончилась самобытность Пскова, какъ вольнаго города! Отселѣ онъ становится уже областнымъ городомъ Московскаго государства, но продолжаетъ быть оплечьемъ Руси со стороны Литвы и Ливонiи, и жители города, неохотно покорившагося Москвѣ, служать ей вѣрно и за нее проливаютъ кровь свою въ тяжкой борьбѣ съ соседями - врагами.
 
Такъ, спустя сорокъ лѣть послѣ покоренiя Пскова, во время войны Царя Iоанна Грознаго съ Польшею, Псковъ выдержалъ пятимѣсячную осаду 100-тысячнаго войска подъ предводительствомъ одного изъ лучшихъ полководцевъ того времени, Короля Стефана Баторiя, вытерпѣлъ болѣе 200 приступовъ и сдѣладъ до 70 вылазокъ (15) на непрiятелей, которые сняли осаду только при заключенiи десятилѣтняго перемирiя 15 января 1582 года. Въ то же время была осаждена и такъ же устояла противъ враговъ знаменитая Псково-Печерская обитель. Мужественная оборона города и монастыря много способствовали къ прекращенiю войны: если бы Баторiю удалось овладѣть этими двумя важными твердынями, то, безъ сомнѣнiя, онъ не возвратилъ бы ихъ, не удовольствовался бы Ливонiею, не оставилъ бы за Россiею ни Смоленска, ни земли Сѣверской, взялъ бы, можеть быть, и Новгородъ, пользуясь паническимъ страхомъ Грознаго. (16) Послѣ тяжкаго времени самозванцевъ и междуцарствiя, Псковъ снова выдержалъ непрiятельское нашествiе, но уже не со стороны Польши, а со стороны Швецiи. Знаменитый Король Густавъ-Адольфъ 30 iюля 1615 года неожиданно появился изъ за озера съ 16-тысячнымъ войскомъ, занялъ Снѣтогорскiй монастырь и началъ осаду города, имѣя, вѣроятно, намѣренiе заключить выгодный миръ съ Россiею, если удастся ему завладѣть Псковомъ. Но вѣрность Псковичей положила преграду замысламъ будущаго героя 30-лѣтней войны. Четырехмѣсячная осада, кровопролитный приступъ 15 августа къ Варламовскимъ воротамъ, и послѣдующiя нападенiя водою по рѣкѣ Великой - остались безуспѣшными. Несчастный Столбовскiй миръ, лишившiй Pocciю всего Балтiйскаго прибрежья, вероятно, былъ бы еще хуже и невыгоднѣе, если бы Псковъ не устоялъ противъ Густава Адольфа.
 
Наконецъ наступило время, когда Псковская область освободилась отъ безпокойныхъ сосѣдей, которые нѣсколько вѣковъ заставляли Псковичей быть безпрестанно на страже своихъ предѣловъ: Лифляндiя и Эстляндiя были покорены оружiемъ Петра 1 и навсегда присоединены къ Pocciи. Въ продолжени многолѣтней войны Петра съ Карломъ XII, Псковская область, какъ пограничная, неоднократно была театромъ войны, и жители ея несли значительныя тягости отъ содержанiя войска, крѣпостныхъ работь и подвоза военныхъ снарядовъ.
 
При разделенiи Pocciи на губернiи и провинцiи, въ 1708 году, Псковская провинцiя, составленная изъ 9 городовъ и 7 пригородовъ, подчинена Ингерманландской губернiи, а въ 1777, при обнародованiи новаго учреждеiя о губернiяхъ, Псковъ сдѣлался губернскимъ городомъ новой Псковской губернiи, которой предоставленъ былъ прежнiй гербъ Пскова. Этотъ гербъ принадлежитъ къ числу древнѣйшихъ городскихъ эмблемъ въ Россiи: на Псковской печати изображенъ барсъ съ расправленными когтями, высунутымъ языкомъ и поднятымъ хвостомъ, бѣгущiй вправо, а вокругъ надпись: Печать Господарьства Псковскаго. Псковскiя серебряныя печати, съ тѣмъ же изображенiемъ и тою же надписью, отобранныя въ Москву въ 1510 году и сохраняющiяся въ Московскомъ Архиве Министерства Иностранныхъ Дѣлъ, имѣютъ проушины и, вероятно, носились Посадниками на груди. (17) Гораздо позднѣе изображена надъ барсомъ корона, и подъ нею простертая изъ облака рука.
 
Остается сказать нѣсколько словъ о церковномъ управленiи Пскова. Со времени введенiя въ Pocciю Христiанства и учрежденiя eпapxiй, Псковъ принадлежалъ къ епархiи Великаго Новгорода и управлялся, по церковнымъ деламъ, намѣстниками, которые присылались отъ Владыкъ Новгородскихъ, судили церковныя дѣла, собирали для Владыки судныя пошлины и доходы съ архiерейскихъ земель, рыбныхъ ловлей и другихъ угодiй. Частныя дѣла духовенства и надзоръ за поведенiемъ его быди ввѣрены «поповскимъ старостамъ», которые избирались во Псковѣ изъ числа священниковъ городскихъ соборовъ. Число такихъ соборовъ не было постояннымъ: сначала былъ одинъ только соборъ - Троицкiй: въ послѣдствiи названiе и преимущества собора были предоставлены другимъ церквамъ: Софiйской (съ 1357), Николаевской надъ Греблею (1417), Михаило-Архангельской (около 1439), Спасской на Торгу (1453) и Похвалы Богородицы (1462), такъ что во второй половинѣ XV вѣка было во Псковѣ шесть соборовъ. Позднѣе прибавлено еще пять, а именно: Покровскiй и Дмитрiевскiй въ Довмонтовой стѣнѣ, Георгiевскiй и Петропавловскiй въ городе, и Успенскiй Пороменскiй въ Завеличьѣ. (18) Coбpанie поповскихъ старость имѣло большее значенiе въ церковныхъ дѣлахъ, потому что Владыки рѣдко прiезжали во Псковъ, и даже намѣстники ихъ не всегда пребывали тамъ постоянно.
 
Прiѣзды Владыкъ всегда сопровождались расходами на содержанiе ихъ и находившейся при нихъ свиты въ теченiи нѣсколькихъ недѣль. Эти расходы, называемые «подъѣздами», а равно пошлины за суды, производимые Владыками, доходили до значительныхъ суммъ, и казались тягостными для гражданъ вольнаго города, которые оскорблялись и тѣмъ, что Владыка, избираемый Новгородскимъ вѣчемъ и всегда изъ природныхъ Новгородцевъ, во всѣхъ ссорахъ и неудовольствiяхъ между обоими городами, держалъ сторону своей родины противъ Пскова. Не желая зависеть отъ Новгорода въ своихъ церковныхъ дѣлахъ, Псковичи нѣсколько разъ пытались освободиться отъ духовной власти Владыкъ Новгородскихъ и испросить себѣ особаго Епископа, но всѣ эти попытки оставались тщетными, и учрежденiе Псковской епархiи послѣдовало не прежде 1589 года, когда при установленiи въ Pоcciи патрiаршества, было открыто нѣсколько новыхъ кафедръ архiрейскихъ.
 
Пространство Псковской eпapxiи не всегда было одинаково. Сначала она заключалась въ предѣлахъ ближайшихъ пяти уѣздовъ; при Петрѣ I присоединены остальные уѣзды нынѣшней Псковской губернiи; съ 1777 по 1798 годъ принадлежали къ ней пять уѣздовъ Бѣлорусскихъ, поступившихъ потомъ въ составъ особой Бѣлорусской епархiи. Сверхъ того, подъ духовною властiю Архипастырей Псковскихъ состояла Лифляндiя, до учрежденiя въ ней особой епархiи, и Курляндiя, до присоединенiя ея къ епархiи Рижской. Въ настоящее время границы епархiи Псковской тѣ же, какъ и границы губернiи.
 

ГЛАВА 2. Троицкiй соборъ. Исторiя собора: первый, вторый, третiй и четвертый храмы. Нынешнее состоянiе собора. Размѣры и расположенiе его. Олтарь и иконостасъ. Замѣчательныя иконы. Мощи Св. Князя Всеволода-Гаврiила. Рака и мечь его. Житie и обрѣтенiе мощей его. Крестъ Св. Ольги. Гробница Св. Князя Довмонта-Тимофея, мечь и житiе его. Гробница блаженнаго Николая Салоса. Ризница. Усыпальница. Теплый соооръ. Колокольня. Кремль. Довмонтова стѣна.

 

Святая Троица, или Домъ Святыя Троицы (какъ выражались въ древности) – завѣтная святыня Пскова, была также дорога сердцу вѣрнаго псковича, какъ и Святая Софiя сынамъ Великаго Новгорода. Нужно ли было возбудить мужество въ минуту опасности, въ пылу неровной битвы съ врагами? -  раздавалось вѣщее слово Князя: «Братья-мужи Псковичи! постойте за Св. Троицу!» Замѣчалась ли въ комъ святая рѣшимость на доброе общеполезное дѣло? - Псковитяне говорили: «Положи упованiе на Бога и на Домъ Св. Троицы». Проходила ли мимо ихъ бѣда или тяжкое испытанiе? - они записывали въ лѣтопись: «Ублюде Богъ и Святая Троица, ни единъ человѣкъ не погиблъ». Они твердо вѣрили, что все благое для нихъ совершается «милостiю и помощiю Св. Троицы. Что дѣлалось для соборнаго храма, то считалось добромъ или обидою для цѣлаго Пскова; что совершалось для всего Пскова, то относилось къ одному храму. «Великому Князю челобитье отъ всего Пскова» - говорили Псковитяне въ 1464 году - «затое, что прислалъ въ Домъ Святыя Троицы воеводу своего съ своими людьми на оборону противъ Нѣмцевъ». (1) Такъ Псковъ и Домъ Св. Троицы понимались какъ бы слова тождественныя, однозначущiя; такъ все важнѣйшее общественное сосредоточивалось для Пскова подъ сѣнiю завѣтнаго храма! Въ немъ Псковитяне еще при блаженной Княгинѣ, «денницѣ солнца Русскаго», родственной имъ по происхожденiю, научались познавать истиннаго Бога; въ немъ сажали они Князей на княженiе; при немъ былъ домъ Княжескiй; близь него находилось знаменитое и полновластное вѣче вольнаго города, меньшаго брата Великому Новгороду. Владыки Новгородскiе, посѣщая отчину Св. Ольги, прежде всего входили въ храмъ Св. Троицы, и здѣсь, при торжественномъ богослужеши, изрекали благословенiе желающимъ добра Пскову и анафему на умышляющихъ противъ него зло. (2) Такъ молились здѣсь Св. Пастыри Новагорода: Никита, Нифонтъ, Евфимiй, Iона.

 

ИСТОРIЯ СОБОРА. ПЕРВЫЙ ХРАMЪ.

 

Начало Свято-Троицкаго Собора относится къ временамъ блаженной Княгини Ольги, которая, послѣ бывшаго ей явленiя на мѣстѣ нынѣшняго Пскова (о чемъ будетъ подробнѣе сказано при описанiи часовни Св. Ольги), повелѣла построить храмъ Св. Троицы. Это было около 957 года. Разумеется, этоть храмъ былъ деревянный; но онъ былъ свидѣтелемъ распространенiя Христiанской вѣры не только въ области Псковской, но даже далѣе западныхъ предѣловь нынѣшней Лифляндiи. (3) Въ немъ встречали Псковитяне Св. Князя Всеволода-Гаврiила, когда онъ шелъ къ нимъ на Княженiе въ 1137 г. Эта первая церковь существовала около 189 лѣтъ.
 
ВТОРЫЙ ХРАМЪ.
 
Вѣроятно по причинѣ ветхости Ольгина храма, Св. Всеволодъ заложилъ на томъ же мѣстѣ въ замѣнъ деревянной, каменную церковь Св. Троицы, съ придѣломъ Благовѣщенiя, которая была окончена строенiемъ въ 1138 году. (4) До насъ дошло изображенiе этого храма, на одной весьма древней иконѣ благовѣрнаго Князя, хранящейся у раки мощей его. На этомъ изображенiи видно, что церковь была выстроена во вкусѣ Византiйскомъ и имѣла достаточную вышину, но не обѣщала особенной прочности по многосложности и тяжкости своихъ сводовъ. Они были устроены такъ: надъ среднею изъ трехъ арокъ, лежавшихъ на стѣнѣ храма, возведена была стѣнка во всю широту арки, а надъ нею еще устроена арка, къ которой примыкало по ту и другую сторону по полуаркѣ; верхнiй конецъ той и другой полуарки опирался на эту арку, а нижнiй на стѣнныя арки. Надъ этою верхнею аркою поднимались ещё двѣ полуарки, коихъ верхнiй конецъ опирался опять на ту же арку, а нижнiй на нижнюю полуарку. Наконецъ слѣдовала еще арка, опиравшаяся на эти полуарки, и на ней уже утверждалась глава съ пролетною шеею и осьмиконечнымъ крестомъ. Созидая этоть вторый храмъ, Св. Князь уготовлялъ себѣ вѣчное покоище. И дѣйствительно, чрезъ 55 лѣтъ по кончинѣ его нетлѣнныя его мощи были перенесены въ сооруженную имъ соборную церковь. Въ этомъ храмѣ молился вмѣстѣ со Псковитянами Св. Великiй Князь Александръ Невскiй въ 1242 г.; здѣсь Св. Князь Довмонтъ въ 1266 г. принялъ крещенiе со всѣмъ своимъ домомъ, по переселенiи изъ Литвы во Псковъ; здѣсь, готовясь на тяжкую брань съ многочисленными врагами, онъ положилъ мечь свой предъ олтаремъ Господнимъ, и снова препоясанъ имъ изь рукъ служителей Божiихъ. Этотъ вторый храмъ существовалъ 226 лѣтъ; въ ночь на 1 число iюля 1363 г. сводъ его обрушился.
 

ТРЕТIЙ ХРАМЪ.

 

Псковитяне рѣшились выстроить новый, уже третiй храмъ, который былъ заложенъ въ 1365 г. на старомъ основанiи. Въ три года постройка была кончена, и 30 января 1368 года храмъ былъ освященъ. Видъ его сохранился въ четырехъ Псковскихъ церквахъ на иконахъ. (5) Можно видѣть, что въ третьемъ xрамѣ своды были легче, нежели во второмъ, а именно они устроены были такъ: на стѣнахъ храма возведены были три арки, или купола (по недостатку перспективы нельзя узнать, что именно изъ двухъ); на этихъ аркахъ подняты были еще двѣ арки, или два купола, кои одною большею частiю опирались на среднюю стѣнную арку, а другою меньшею на крайнiя, находившiяся подъ ними арки, чрезъ что сводъ естественно вверхъ съуживался. Надъ ними возвышался шестигранный фонарь съ крышею, а на немъ устроена была глава съ пролетною шеею и осмиконечнымъ крестомъ. Этотъ третiй храмъ простоялъ 320 лѣтъ и въ немъ также много сбылось замѣчательнаго. Здѣсь совершилось уничтоженiе Псковской вольности, когда Великiй Князь Василiй Ивановичь привелъ къ крестному цѣлованiю отчину свою - Псковъ и, снявъ въ соборѣ вѣчевой колоколъ, отослалъ въ Москву. Здѣсь въ 1571 году, грозный Царь, пораженный обличенiемъ Николая Юродиваго, укротилъ гнѣвъ свой, цѣловалъ мощи Св. Всеволода и любовался богатырскимъ мечемъ его; здѣсь въ страшное время приступа 8 сентября 1581 года, Псковитяне весь полъ омыли слезами, когда, окруженные полчищами Баторiя, они ни откуда уже не ждали спасенiя. Отсюда же истекло для нихъ избавленiе, когда чудотворныя иконы Богоматери и мощи Св. Заступника Псковской земли, принесенныя на мсѣто битвы, одушевили защитниковъ города, и враги были отражены. Изъ сего же храма начались знаменитые крестные ходы въ память спасенiя города отъ нашествiя Ляховъ.
 

ЧЕТВЕРТЫЙ ХРАМЬ.

 

Когда обветшалъ и этотъ храмъ, Митрополитъ Маркеллъ въ 1682 году заложилъ на томъ же мѣстѣ, и какъ кажется на томъ же основанiи, новый, уже четвертый Троицкiй соборъ, весь изъ тесанной Изборской плиты. Этотъ храмъ строился 6 лѣтъ и еще не былъ конченъ, когда своды его и верхняя часть обрушились. Въ 1691 г. Митрополитъ Иларiонъ снова началъ постройку его такъ же изъ тесаной плиты. Чрезъ семь лѣтъ въ 1699 при Митрополитѣ Iocифѣ зданiе было окончено и освящено. Но какъ въ послѣдствiи отъ пожара 1770 г. въ нѣкоторыхъ мѣстахъ оказались трещины, то подведены къ стѣнамъ собора контрафорсы, на что употреблены четыре ветхiя церкви. Этотъ Троицкiй соборъ существуеть 92 года.
 
НЫНЕШНЕЕ СОСТОЯНIЕ СОБОРА, РАЗМѣРЫ И РАСПОЛОЖЕНIЕ ЕГО.
 
Троицкiй кафедральный соборъ, хотя и не отличается древностiю, но по величинѣ и изящному виду принадлежить къ числу замѣчательнѣйшихъ храмовъ въ Россiи. Онъ двухъэтажный, о пяти главахъ, утвержденныхъ на сводахъ, а своды опираются на четырехъ столбахъ по срединѣ собора; въ высоту имѣеть онъ до средней большой главы 22 саж. 2 арш., съ крестомъ 36 саж. 2 арш., въ ширину безъ придѣловъ 9, съ придѣлами 13 саж., въ длину съ папертью 24 саж. 2 арш. Выстроенъ онъ во вкусѣ Византiйско-Русскомъ, просто, но чрезвычайно красиво. Все зданiе снизу до верха четырехъстороннее, и съ юга, запада и сѣвера представляется какъ бы изъ двухъ большихъ четверостороннихъ призмъ, одна въ другую заключенныхъ, изъ коихъ внешняя втрое ниже внутренней. Внѣшняя призма зданiя въ совокупности съ внутреннею образуеть въ томъ и другомъ этажѣ на западной сторонѣ паперть, на южной и скверной въ верхнемъ этажѣ приделы: на первой во имя Св. Князя Гаврiила-Всеволода, а на второй во имя Св. Александра Невскаго. Внутренняя призма вся обращена въ храмъ Св. Троицы. Главный алтарь выступаеть наружу тремя полукругами; а прочiе выдаются однимъ полукругомъ; главный алтарь ниже Собора цѣлымъ ярусомъ, а алтари придѣльныхъ церквей итого болѣе. Передъ алтарнымъ полукругомъ на придѣльныхъ церквахъ возвышается по одной четверугольной небольшой башнѣ съ глухою шеею и главою меньшаго размера противъ большихъ главъ Собора. Нижнiй этажъ отдѣляется отъ верхняго сводами на половинѣ внѣшней призмы.
 

ОЛТАРЬ И ИКОНОСТАСЪ.

 

Олтарь состоитъ изъ трехъ полукружiй; средняя часть его съ престоломъ, горнимъ мѣстомъ и сопрестолiемъ весьма обширна и величественна; боковыя части алтаря отдѣляются арками. Солея возвышается надъ поломъ на три ступени и ограждена чугунною рѣшеткою. Иконостасъ весь рѣзной, вызолоченный, семиярусньй, вышиною 27 аршинъ.
 

ЗАМѣЧАТЕЛЬНЫЯ ИКОНЫ.

 

1. Икона Св. Троицы весьма древняя, бывшая местною въ прежнемъ храме, стоить на западной сторонѣ втораго отъ входа столба съ правой руки. Посреди ея написаны изображенiя трехъ странниковъ у кущи Авраамовой, а кругомъ представлены 18 предметовъ изъ ветхозавѣтной исторiи. Изображение Св. Троицы покрыто серебряною позолоченною ризою, украшенною жемчугомъ и разноцвѣтными камнями; подъ каждымъ ликомъ привѣшены серебряный вызолоченныя цаты старинной чеканной работы.
 
2. Чирская Икона Божiей Матери - двуличная, т. е. писанная съ той и другой стороны, изъ коихъ каждая имѣетъ особую откосную раму. На одной сторонѣ иконы изображена Божiя Матерь, именуемая Одигитрiя, а на другой Евангелистъ Лука и Преп. Феодосiй Печерскiй. Откосы рамъ съ обѣихъ сторонъ покрыты ликами Святыхъ. Лицевая сторона иконы, на которой изображена Божiя Матерь, украшена позлащенною чеканною ризою, съ двумя вѣнцамм жемчужными и убрусомъ изъ алмазовъ. Нa нижнемъ откосѣ по серебряной вызолоченной доскѣ следующая надпись: «сiя чудотворная икона Пресвятыя Богородицы перенесена въ сей Псковскiй кафедральный соборъ съ подобающимъ крестнымъ ходомъ изъ Псковской же Чирской волости въ 1420 г. во время трехдневнаго теченiя изъ очей ея слезъ и свирѣпствовавшей во градѣ Псковѣ и предѣлахъ его моровой язвы». Неизвестно, почему эта икона была почти забыта Псковитянами и находилась въ ризницѣ, но знаменитый изслѣдователь отечественныхъ древностей Преосвященный Евгенiй, бывшiй въ послѣдствiи Митрополитомъ Кiевскимъ, отыскалъ ее и поставилъ въ Соборѣ предъ ступенями солеи на правой сторонѣ царскихъ вратъ, гдѣ она и донынѣ находится. Празднество въ честь ея установлено въ 16 день iюля. (6)
 
3. Икона, извѣстная подъ именемъ Псковскoй иконы Божiей Матери, на южной стѣнѣ Собора близь югозападнаго угла. Эта икона хранилась прежде въ Богоявленской церкви, между старыми вещами, безъ всякихъ украшенiй но въ 1848 г. во время свирѣпствовавшей холеры во Псковѣ, она отыскана купцемъ Барзовымъ, перенесена въ соборъ и украшена ризою съ жемчугомъ, драгоцѣнными каменьями и простыми разноцвѣтными стендами. Она хранится въ раззолоченномъ кивотѣ съ двумя ангелами большаго размѣра, окруженномъ позолоченною же рѣшеткою. Къ сожаленiю всѣ эти украшения, хотя весьма блестящiя, совершенно лишены вкуса, и сверхъ того въ одной изъ подписей, размещенныхъ въ низу иконы, сделана странная ошибка: чудеса, принадлежащiя чудотворной иконѣ Чирской Божiей Матери, и даже празднество, установленное въ честь ея въ 1420 году, несправедливо и безъ всякаго основанiя приписаны образу, отысканному Г. Барзовымъ.
 
4. Икона Св. Благовѣрнаго Князя Всеволода-Гаврiила, весьма древняя и близкая къ древнему лицевому подлиннику, (7) еще въ XVI в. бывшая чудотворною, (8) въ чеканной позлащенной ризѣ съ следующими подписями:
1) «вѣсу въ оной piзѣ 6 фун. 68 зол.»; 2-я «1762 г. маiя 1 дня, сiя риза Благовѣрнаго Князя Гаврiила Псковскаго построiна тщанiемъ i своимъ коштомъ дому apxiepeйcкaго стряпчаго Iосифа Петрова и сожительницы его Меланiи Семеновой дочери». Эта икона, на которой Благовѣрный Князь Гаврiилъ изображенъ держащимъ на лѣвой рукѣ созданный имъ храмъ, издревле находится при ракѣ мощей его.
 
5. Другая икона того же Св. Князя, весьма древняя, украшенная позлащенною басмою и серебрянымъ вѣнцемъ съ разноцвѣтною сканью. Надъ ликомъ, къ сожалѣнiю поновленнымъ и очень неискусно, придѣлана серебряная пластинка съ надписью, которую разобрать невозможно потому, что пластинка изломана и на остаткахъ ея сохранилось очень мало словъ; но по очертанiю ихъ можно полагать, что надпись весьма древняя.
 
6. Икона 3наменiя Богородицы, находящаяся у праваго клироса въ придѣлѣ Св. Благовѣрнаго Князя Гаврiила у самого того места, гдѣ до 1834 г. покоились мощи сего Угодника Божiя. Эта икона Византiйскаго письма и очень древняго, украшена басменнымъ позлащеннымъ серебромъ и вставками изъ шлифованнаго горнаго хрусталя. Окладъ очень замѣчателенъ, какъ образецъ древняго искусства.
 
7. Икона Св. Князя Довмонта, стоящая близь гробницы его, весьма древняя, украшенная по краямъ и полямъ басменнымъ позлащеннымъ серебромъ.
 
8. Икона Божiей Матери Тихвинская, находящаяся у раки Св. Николая Юродиваго, весьма древняя, украшенная по краямъ и полямъ позлащенною басмою. Вѣнцы серебряные съ разноцвѣтною сканью. Деревянная откосная рама у иконы расписана очень искусно въ старинномъ вкусѣ разноцвѣтными цвѣтами по темнозеленому полю.
 
9. Явленная икона Св. Параскевы, украшенная жемчужнымъ убрусомъ и такимъ же привѣсомъ подъ ликомъ Святой, на коихъ есть и драгоцѣнные камни и простыя стекла. Эта икона перенесена въ соборъ изъ погоста Зачеренъя, находящагося въ Псковскомъ yѣздѣ и отстоящаго отъ Пскова въ 40 верстахъ, гдѣ существуетъ во имя сей Святой храмъ, и каждогодно два pазa (28 октября и въ послѣднюю пятницу предъ Ильиньмъ днемъ) совершается въ честь ея празднество, при большомъ стеченiи народа изъ окрестныхъ мѣстъ.
 

МОЩИ СВ. КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА-ГАВРIИЛА.

 

Между колоннами съ лѣвой стороны помѣщается подъ рѣзнымъ золоченнымъ балдахиномъ рака съ мощами Св. Благовѣрнаго Князя Всеволода-Гаврiила. Со времени устройства нынѣшняго собора, мощи Св. Князя почивали въ четвероугольной дубовой ракѣ въ придѣлѣ, посвященномъ его памяти. По 22 апрѣля 1834 г. въ самый день Пасхи, по повелѣнiю Государя Императора Николая I, они перенесены въ главный соборъ и вскорѣ за тѣмъ положены вмѣстѣ съ прежнею деревянною ракою въ новую серебряную. Сiя послѣдняя имѣетъ форму гроба; на двухъ кругахъ раки изображены съ одной стороны несенiе мощей на мѣстѣ битвы въ 1581 г., а съ другой явленiе Богоматери старцу Дорофею. (9) На крышкѣ раки, ликъ и руки Св. Князя изображены красками, а княжеская одежда чеканная изъ серебра. Вѣнецъ украшенъ изумрудами, яхонтами и топазами. Bѣcy въ ракѣ 10 п. 22 ф.
 
На ракѣ сохраняется часть мощей Св. Князя, въ серебряномъ, вызолоченномъ ковчежцѣ. Боковыя стороны ковчежца украшены цвѣтною сканью; на верхней доскѣ его изображенъ Благовѣрный Князь Всеволодъ-Гаврiилъ, а на нижней дскѣ въ круге написано: «Лѣта 7091 (1583) Божiею милостiю сдѣлана бысть рака сiя мощемъ благовѣрнаго великаго Князя Всеволода, нареченнаго во святомъ крещенiи Гаврiила, во храмъ Св. Живоначальныя Троицы при державѣ Государя Царя Великаго Князя Ивана Васильевича Самодержца всея Русiи и при его благовѣрныхъ Царевичехъ Князѣ Феодорѣ и Князѣ Димитрiи Ивановичехъ, повелѣнiемъ Троицкаго Собора протопопа Луки, по совѣту збратiею».
На столпе близь раки поставлена древняя икона Св. Князя, о которой сказано выше и повѣшенъ знаменитый мечъ его, имѣющiй видъ крестообразный. Рукоять меча состоитъ:
1) изъ серебряной позолоченной семигранной головки, на которой изображены два вѣнчанные льва, стоящiе на заднихъ лапахъ и держащiе корону; вокругъ головки надпись готическими буквами: Honorem meum nemini dabo (чести моей не дамъ никому).
2) Собственно изъ рукояти, обложенной cебромъ и обернутой алымъ бархатомъ. Ефесъ меча серебряный, вызолоченный; на немъ съ обѣихъ сторонъ повторена таже латинская надпись съ коронами по оконечностямъ. Клинокъ меча стальной, обоюдуострый съ выпуклою посреди гранью. Ножны обдѣланы въ алый бархать съ серебряными украшенiями при ефесѣ, посрединѣ, и на наконечникѣ, на которыхъ изображены такiе же львы, какiе и на головке рукояти; наконечникъ серебряный, вызолоченный съ изображенiемъ крылатаго дракона. Длина всего меча 2 ар. 2 в.; вѣсу въ мечѣ безъ ноженъ 17½ фунт.
 

ЖИТIЕ И OБPѣTEHIE МОЩЕЙ СВ. БЛАГОВѣРНАГО КНЯЗЯ ВСЕВОЛОДА-ГАВРIИЛА.

 

Святый Благовѣрный Князь Всеволодъ, во Св. крещенiи Гаврiилъ (10), сынъ Мстислава Великаго и внукъ Владимiра Мономаха, родился и воспитывался въ Новгородѣ, гдѣ тогда княжилъ отецъ его, отозванный въ послѣдствiи родителемъ, давшимъ ему уделъ Южно-Переяславскiй, при чемъ Всеволодъ въ 1117 заступилъ мѣсто отца въ Новгородѣ. Начало своего княженiя юный Князь ознаменовалъ основанiемъ Юрьевской обители въ Новгородѣ: вмѣстѣ съ игуменомъ Kиpiакомъ онъ заложилъ тамъ въ 1119 году величественный храмъ во имя Великомученика Георгiя. Въ 1122 г. онъ женился на дочери Св. Князя Черниговскаго Николы Святоши, и ходилъ въ трудный походъ съ Новгородцами противъ Ями (Финдяндцевъ); не смотря на весеннюю непогоду, дурныя дороги и недостатокъ продовольствiя, онъ побѣдилъ враговъ, раззорявшихъ предѣлы Новгородскiе. Когда по кончинѣ Мономаха, Мстиславъ Великiй заступилъ его мѣсто на великомъ княженiи, Всеволодъ посѣтилъ Кiевъ, чтобы получить утвержденiе родительское на княженiе свое въ Новгородѣ.
 
Тяжкое было тогда время для Новгорода: угнетаемый двухълѣтнимъ голодомъ, народъ питался березовымъ листомъ и древесной корою, мохомъ, соломою и конскимъ мясомъ; повсюду на улицахъ лежали трупы и некому было погребать ихъ; родители даромъ отдавали дѣтей своихъ гостямъ иноземньмъ, чтобы только спасти ихъ отъ голодной смерти, много народа разбѣжалось по другимъ землямъ,и едва не погибла вся страна Новгородская. Въ эти горестные дни Всеволодъ явилъ всю отеческую любовь свою къ народу: онъ былъ отцемъ сиротъ и странныхъ, питателемъ нищихъ и голодныхъ, истощая на нихъ княжескую казну свою, но и ея недоставало для множества просящихъ. Еще не успѣлъ оправиться Новгородъ послѣ голода, какъ уже Князь долженъ былъ предпринять новый зимнiй походъ противъ Чуди, опустошавшей пригороды Новгородскiе. Съ кончиной великаго родителя, послѣдовавшей въ 1132 г., прекратились мирные дни для Всеволода и обрушилась на него вражда, возникшая между домомъ Ольговичей Черниговскихъ и дѣтьми Мономаха за старѣйшинство.
 
Родной дядя его Ярополкъ, возсѣвъ на престолѣ Кiевскомъ, далъ Всеволоду удѣль Переяславскiй, считавшiйся старшимъ столомъ послѣ Кiева и какъ бы переходнымъ къ престолу великокняжескому. Съ неудовольствiемъ отпустили Новгородцы своего добраго Князя, упрекая его, что онъ измѣнилъ Св. Софiи, а между тѣмъ родные дяди его - младшie сыновья Мономаха, Князь Юрiй Долгорукiй и Андрей вооружились, говоря, что Ярополкъ хочетъ сдѣлать Всеволода своимъ наслѣдникомъ въ Kieвѣ. Утромъ въѣхалъ Всеволодъ въ Переяславль и до обѣда еще былъ выгнанъ дядею Юрiемъ. Избѣгая междоусобiя, богобоязненный Князь возвратился въ Новгородъ, но тамъ на вѣчѣ уже не хотѣли принять его, позабывъ его кроткое правленiе и славныя побѣды надъ Чудью и Ямью; впрочемъ, одумавшись, воротили изгнанника на новыя смуты и огорченiя. Въ 1134 г. снова побѣдилъ онъ мятежную Чудь и взялъ Юрьевъ (Дерптъ). Потомъ, желая добыть удѣлъ для брата своего Изяслава, выгнаннаго Юрiемъ изъ Турова, предпринялъ походъ въ землю Суздальскую, но этоть походъ былъ неудаченъ. Между тѣмъ въ Новгородѣ господствовало неустройство, народъ волновался, не слушалъ Князя, избиралъ и смѣнялъ Посадниковъ. Вольница Новгородская требовала новой войны, хотѣла снова идти къ Суздалю. Но и на сей разъ Богъ не благословилъ оружiя Новгородскаго. Начали зимнiй походъ, терпѣливо сносили холодъ и вьюги; но кровопролитная битва 26 генваря 1137 г. (11) осталась навсегда памятною въ лѣтописяхъ; тамъ Новгородцы потеряли множество людей, побили еще болѣе Суздальцевъ, но не могли одержать побѣды и самъ Всеволодъ едва спасся съ остаткомъ дружины. Вся земля Русская разодралась тогда, по краснорѣчивому выраженiю лѣтописца. Митрополитъ Михаилъ и Святый Нифонтъ, Владыка Новгородскiй, странствуя изъ области въ область, едва могли примирить враждующихъ.
 
Раздраженные неудачею, граждане Новгородскiе рѣшились призвать къ себѣ Князя изъ рода Ольговичей. Собравшись на смутное вѣче, они осудили Всеволода на изгнанiе. Блаженный Князь былъ заключенъ въ епископскомъ домѣ съ женою, дѣтьми и тещею, сидѣлъ тамъ какъ преступникъ болѣе двухъ мѣсяцевъ за всегдашнею стражею и получилъ свободу только тогда, когда прибыль въ Новгородъ избранный народомъ Князь Святославъ Ольговичь. Посадники идюди именитые неблагодарно осыпали укоризнами Воеволода, (12) говоря: «выйди, выйди изъ нашего города, Князь, ступай куда хочешь, потому что нѣтъ намъ отъ тебя помощи, братья наши за тебя побиты въ землѣ Суздальской, и мы не получили желаемаго». Блаженньй Князь кротко отвѣчаль имъ: «братiя, Богу угодно было наказать насъ за грѣхи: ища преобрѣсти чужое, часто лишаемся и своего». Онъ удалился къ дядѣ своему Ярополку, который далъ ему въ удѣлъ Вышгородъ, гдѣ онъ успокоился на краткое время, но не успокоился безъ него мятежный Новгородъ, еще болѣе разгораясь страстями народными: безпрестанно гудѣлъ вечевой колоколъ, посадники смѣнялись одинъ за другимъ и часто доходило до кровопролитiя. Тогда жители Пскова, до того времени неразлучные отъ Новгородцевъ подъ управленiемъ одного Князя, вспомнили доброе правленiе Всеволода и вмѣстѣ съ немногими лучшими гражданами Новгорода послали звать его снова на отеческое наслѣдiе. Мятежные Новгородцы, услышавъ о его приходѣ во Псковь, опять возмутились и указали ему отъ себя путь, не давши поклониться Св. Софiи, а въ тоже время разграбили домы его приверженцевъ, бѣжавшихъ къ нему во Псковъ. Не такъ поступили съ нимъ вѣрные Псковичи: (13) они приняли блаженнаго Князя съ любовiю и усердiемъ и не устрашились, когда княжившiй въ Новгородѣ Святославъ Ольговичь, собралъ всѣ дружины Новгородскiя и призвалъ даже кочующихъ Половцевъ, чтобы выгнать изъ Пскова опаснаго ему соперника. Устроивъ засѣки и засѣвши въ окопахъ, жители Пскова клялись не выдать своего Князя и приготовились къ мужественной оборонѣ. Одумался Святославъ и, боясь кровопролитiя воротился въ Новгородъ, говоря: «пусть Богъ все управитъ своимъ промысломъ».
 
Нe болѣе одного года княжилъ Всеволодъ во Псковѣ, но этоть послѣднiй годъ его жизни былъ ознаменованъ непрестанными благодеянiями. Какъ бы предчувствуя свое отшествiе къ Богу, онъ каждый день считалъ для себя послѣднимъ, творилъ судъ безъ лицепрiятiя, жаловалъ иноческiй санъ и духовенство, питалъ нищихъ и призрѣвалъ странныхъ, не гнушался болящихъ, самъ иногда перевязывалъ имъ раны державными руками; милостыня его не знала предѣловъ и никто не выходилъ голоднымъ изъ его дома; онъ занимался чтенiемъ книгъ Св. Писанiя и самъ ихъ списывалъ, (14) постоянно смирялъ себя постомъ и молитвою, но окрестные народы трепетали имени Князя, который никому не выдавалъ чести своей и вѣрнаго ему Пскова, никто не смѣлъ нападать на подвластный ему городъ. Въ такихъ подвигахъ и въ построенiи соборнаго храма Св. Троицы (15) протекъ цѣлый годъ и посѣтила его тяжкая болѣзнь, положившая предѣлъ земной жизни его еще въ лѣтахъ зрѣлаго мужества. Предъ исходомъ души, причастившись Св. Таинъ, онъ простился съ семействомъ своимъ и вѣрнымъ народомъ и преставился въ четвертокъ на сырной недѣлѣ, въ 11 день Февраля 6646 (1138) года. Весь Псковъ и духовные и мiряне, старцы и малые дѣти собрались на погребенiе своего любимаго Князя; особенно плакали сироты и вдовицы о своемъ кормильцѣ и заступникѣ; не слышно было пѣния церковнаго отъ народнаго плача, рыданiя, стона и вопля.
 
Опамятовались и граждане Великаго Новгорода, услышавъ о преставленiи блаженнаго Князя и послали протопопа отъ Св. Софiи именемъ Полюда и съ нимъ нѣсколько благоговѣйныхъ людей, чтобы взять въ Новгородъ Св. мощи. Но рака не двинулась съ мѣста, потому, что Св. Князь хотѣлъ остаться тамъ, гдѣ преставился и гдѣ любили его. Горько плакали послы Новгородскiе, раскаяваясь въ неблагодарности своего народа и молили даровать имъ хотя малую часть отъ Св. мощей на утвержденiе граду ихъ и для утѣшенiя гражданъ. Тогда по молитвѣ ихъ отпалъ самъ собою ноготь отъ руки (16) блаженнаго Князя. Съ радостiю принялъ Святыню протопопъ Полюдъ и возвратился съ нею въ Новгородъ. А Псковитяне положили Св. мощи въ Богоспасаемомъ градѣ Псковѣ въ церкви Св. Великомученика Димитрiя Солунскаго, (17) бранное же оружiе мечь и щитъ (18) поставили у гроба его на похвалу и утвержденiе Пскову.
 
Въ скоромъ времени послѣ преставленiя Св. Князя Всеволода-Гаврiила начались знаменiя и чудеса надъ приходящими съ вѣрою, слѣпыми, хромыми, разслабленными и бѣснующимися. По прошествiи 55 лѣтъ, когда Богъ восхотѣлъ болѣе прославить своего угодника, Святый Князь явился въ сонномъ видѣнiи одному богобоязненному мужу и сказалъ: «объяви всему Священному Собору, Князю, властямъ и всему христолюбивому народу Псковскому, чтобы перенесли мощи мои отъ Св. Димитрiя во храмъ Пресвятыя Троицы; ибо тамъ хочу я возлечь». Благочестивый мужъ дерзнулъ спросить: кто ты, Владыко мой, пришедшiй ко мнѣ смиренному воспомянуть грѣхи мои? отъ свѣтлости лица твоего трепещеть душа моя, открой мнѣ имя твое святое. - «Имя мое Князь Всеволодъ, во Святомъ крещенiи Гаврiилъ», отвѣчалъ ему явившiйся «Господь Iисусъ Христосъ предалъ мнѣ градъ мой Псковъ, чтобы хранить и соблюдать его отъ поганыхъ и безбожныхъ Нѣмцевъ, и въ немъ хочу пребывать духомъ до скончанiя вѣка сего. Не медли исполнить волю мою».
 
Обрадовались Псковитяне и поспѣшили цѣлым народомъ, въ предшествiи духовенства, неся свѣчи и ароматы, въ церковь Великомученика; тамъ подняли раку Чудотворца и понесли ее, но когда подошли къ вратамъ города, которые назывались Смердiевыми, (19) стала неподвижно рака; послѣ многихъ усилiй, слезъ и молитвъ принуждены были отнести мощи на прежнее мѣсто. Въ ту же ночь Св. Всеволодъ явился тому же благоговѣйному мужу и сказалъ ему: «не хочу идти во врата Смердiи, но скажи Князю, и всему Собору и посадникамъ: пусть пробьютъ ворота отъ рѣки Псковы на сѣверную сторону и тутъ пронесутъ мощи мои въ храмъ Пресвятыя Троицы». Немедленно пробили стѣну градскую и сдѣлали новыя ворота, чрезъ который внесли чудотворныя мощи Св. Князя и поставили ихъ открыто (20) въ сооруженномъ имъ соборномъ храмѣ. Это перенесенiе мощей совершилось 27 ноября 1193 г. при Князѣ Псковскомъ Ярославѣ Владимiровичѣ, при Архiепископѣ Новгородскомъ Гаврѣилѣ и при посаднике Псковскомъ Ананiи Матвеевичѣ.
Ночью подъ 30 число iюля 1363 г. Св. Князь явился пономарю соборному и сказалъ ему: «поспѣши сказать соборянамъ Св. Троицы и посадникамъ, чтобы вынесли изъ соборной церкви Св. иконы и сосуды, ибо Господу угодно явить чудо надъ мощами моими въ слѣдующую ночь». На утро изъ церкви все было вынесено, и въ самую полночь обрушился сводъ церковный, пробилъ раку Св. Князя и отшибъ малую часть честныя главы его, донынѣ сохраняемую въ серебряномъ ковчегѣ, о которомъ сказано выше.
 
Болтѣе двадцати чудесъ исчислено въ житiи Благовѣрнаго Князя. Мы не будемъ излагать ихъ здесь подробно, но нельзя не упомянуть, что одинъ изъ числа исцѣленныхъ, именитый человекъ, родомъ изъ Боровичей, по чувству благодарности за полученное исцѣленiе, положилъ великолѣпный покровъ на честную раку съ изображенiемъ Св. Князя, вышитымъ золотомъ и шелками; это чудо совершилось во дни Великаго Князя Василiя, отца грознаго Царя, при великокняжескомъ намѣстникѣ Князѣ Иванѣ Ценковѣ.
 
КРЕСТЪ СВ. ОЛЬГИ.
 
У втораго столба съ правой стороны стоить осьмиконечный кресть съ изображенiемъ распятаго Господа, извѣстный подъ именемъ креста Блаженной Ольги, устроенный въ 1623 г. вмѣсто того креста, который Св. Ольга (во время путешествiя своего по отдаленнымъ странамъ Pocciи съ словомъ Евангельской истины) водрузила на мѣстѣ Пскова, бывъ извѣщена небеснымъ видѣнiемъ о будущемъ величiи и славѣ сего города, и который, къ сожалѣнiю, сдѣлался жертвою пламени во время страшнаго пожара, бывшаго во Пскове въ 1509 г. Весь крестъ съ тумбою, въ которую онъ вставляется, вышиною 5 аршинъ; онъ сдѣланъ изъ дубоваго дерева и опирается въ тумбу яблокомъ съ следующею надписью: «Прiиде блаженная Ольга близъ рѣки глаголемыя Псковы и ста на устiи тоя рѣки. Бяше бо тогда лѣсъ и дубiе велiе, и внезапу преславное видѣнiе видѣ свѣтлыми лучами осiеваемо мѣсто cie, пророчествуя глаголаше: на мѣстѣ семъ будетъ храмъ Пресвятыя Троицы, и градъ великъ зѣло и славенъ будетъ, и потомъ на мѣстѣ томъ постави Пресвятый крестъ на поклоненiе православнымъ христiаномъ. Божiимъ изволенiемъ грѣхъ ради нашихъ въ лѣто отъ сотворены мiра 7017, отъ рождества Спасителя мipy 1509 г. бысть пожаръ, весь градъ выгорѣлъ, и Святыя церкви и соборная церковь Пресвятыя Троицы вся выгорѣла и поставленiе благоверной Княгини Ольги дубовый крестъ и Домантова стѣна. Лѣта же отъ сотворенiя мiру 7131г., отъ рождества Спасителя 1623 г., при Благовѣрномъ Государѣ Царѣ и Великомъ Князѣ Михаилѣ Феодоровичѣ всея Россiи, и при отцѣ его, святѣйшемь Патpiapxѣ Филаретѣ написанъ сей кресть Христовъ повеленiемъ Архiепископа Iоакима на поклоненiе православнымъ христiаномъ».
 
Въ 1855 г. Великiй Князь Константинъ Николаевичь въ память рожденiя дочери его Великой Княжны Ольги Константиновны, пожертвовалъ золотую лампаду съ тѣмъ, чтобы она была установлена предъ крестомъ Св. Ольги. На эмалевомъ голубомъ вѣнчике, окружающемъ лампаду, изображена слѣдующая надпись чеканною золотою вязью: "Сiя лампада устроена усердiемъ Его И. В. Благовѣрнаго Государя и В. К. Константина Николаевича и Супруги Его, Благоверной Государыни и В. К. Александры Iосифовны, по случаю рождешя Ея И. В. В. К. Ольги Константиновны 1851 года».    

 

ГРОБНИЦА СВ. КНЯЗЯ ДОВМОНТА.

 

Въ правомь придѣлѣ у втораго окна на южной сторонѣ поставлена гробница Св. Благовѣрнаго Князя Довмонта дубовая, имеющая видъ высокаго ящика очень простой работы, покрытаго доскою съ изображнiемъ блаженного Князя. Съ трехъ сторонъ гробница окружена простою желѣзною рѣшеткою. При гробницѣ слѣдующая древняя надпись: «Святый Благовѣрный Князь Тимофей прежде именовался Домонтъ, родился въ земли Литовской отъ Литовскаго Князя Миндогва и въ лѣто 1266, оставивъ землю Литовскую, переселился во градъ Псковъ, со всѣмь своимъ родомъ, и въ немъ Св. крещенiе принялъ; мужества же ради и добронравiя княженiемъ Псковскимъ былъ почтенъ. Во время же своего княженiя во градѣ Пскове многiя преславныя одержалъ победы надъ Литвою и Нѣмцами, многiя грады ихъ разорилъ и Чудь и Пoмоpie поплѣниль, задарованныя же отъ Бога побѣды въ знакъ благодаренiя, и для памяти будущимъ родамъ многiя святыя поставилъ церкви, и поживъ свято и благоугодно въ постѣ и молитвахъ, преставился въ небесную славу въ лѣто 1299 мѣсяца маiя въ 20 день, а положено честное тѣло его въ соборной церкви Пресвятыя Троицы».
 
Въ простѣнкѣ близъ гробницы виситъ знаменитый мечъ, долго служившiй защитою Пскову, и предметомъ особеннаго уваженiя Псковитянъ, которые вручали его Князьямъ, возводимымъ на престолъ въ храмѣ Св. Троицы; такъ напримѣръ онъ былъ врученъ въ 1460 сыну Темнаго, Князю Юрiю Васильевичу, присланному родителемъ по просьбѣ жителей Пскова. (21) Этоть мечъ, такъ же какъ и мечъ Св. Князя Всеволода, имѣетъ форму креста, но несравненно менѣе перваго и отдѣлка его не такъ изящна. Длина его l½ арш.; обложенная деревомъ рукоять меча обвита серебреною проволокою. Ефесъ серебряный позолоченый; посреди его находится дощечка, украшенная по срединѣ двумя лавровыми вѣтками. Клинокъ меча стальной, обоюдуострый съ выпуклою посрединѣ гранью. Ножны обдѣланы въ зеленый бархатъ, съ серебрянымъ позолоченнымъ оконечникомъ, на которомъ изображены лавровыя вѣтки и другiя украшенiя. Весъ меча 6½ ф. (22)
 

ЖИТIЕ БЛАГОВѣРНАГО КНЯЗЯ ДОВМОНТА.

 

Въ XIII вѣкѣ былъ Великимъ Княземъ въ Литвѣ Миндовгъ, первый собиратель земли Литовской, свирѣпый язычникъ, имѣвшiй двухъ сыновей, также язычниковъ: Воишелка и Довмонта; (23) оба они получили удѣлы при жизни отца: первый быль княземъ Новгородка - Литовскаго (Новогрудека), а послѣднiй Нальшанскимъ.
 
Воишелкъ (Вышелкъ) превосходилъ безчеловѣчною жестокостью и отца своего: онъ любилъ кровопролитiе, убивалъ всякой день по нѣскольку человѣкъ и только тогда былъ веселъ, когда забавлялся убiйствомъ. (24) Но благодать Божiя коснулась сердца лютаго язычника: онъ сдѣлался христiаниномъ, оставилъ княженiе и постригся, подъ именемъ Давида въ Полонинской обители у игумена Григорiя, извѣстнаго благочестiемъ. (25) Онъ ходилъ потомъ въ Iерусалимъ и на Афонскую гору и, возвратившись, построилъ себѣ обитель на берегу Нѣмана между Литвою и Новогрудекомъ, принадлежавшимъ въ 1255 г. Роману, сыну Короля Данiила Галицкаго.
 
Въ 1263 г. Тренята, Князь Жмудскiй и другiе Князья Литовскiе, выведенные изъ тepпѣнiя жестокостiю Миндовга, убили его и начали кровопролитное междоусобiе, въ которомъ погибъ и Тренята. Тогда Воишелкъ-Давидъ, снявъ съ себя иноческую одежду, ополчился съ верною дружиною на убiйцъ отца своего. Много виновныхъ Князей пало подъ мечемъ его, и вся Литва облилась кровью. Въ послѣдствiи онъ снова возвратился въ свой монастырь и тамъ окончилъ жизнь свою.
 
Во время этихъ смятенiй другой сынъ Миндовга, Довмонтъ (иначе Домонтъ или Домантъ) удалился въ 1266 году съ дружиною и цѣлымъ родомъ своим во Псковъ, гдѣ нашелъ себѣ убѣжище отъ междоусобiя, крестился подъ именемъ Тимофея, и былъ посаженъ Псковичами на столѣ Св. Всеволода: здѣсь въ первый разъ видимъ, что Русскiй городъ принимаетъ къ себѣ въ Князья не потомка Св. Владимiра, а пришельца - Литвина. Но этоть пришлецъ щедро возблагодарилъ свое новое отечество; своими доблестями, своею ревноcтiю по вѣрѣ, онъ напомнилъ Пскову лучшихъ Князей его изъ рода Рюрикова: Мстислава Великаго, Св. Всеволода, Св. Александра Невскаго.
 
Первымъ подвигомъ Довмонта былъ походъ на Литву, современный мести Воишелка надъ убiйцами Миндовга, и какъ кажется предпринятый для пособiя брату. Новый Князь Псковскiй разорилъ Литву, разбилъ Князя Герденя на берегахъ Двины, взялъ въ плѣнъ жену его (26) и двухъ сыновей н смиренно приписалъ успѣхъ своего оружiя заступленiю Св. Леонтiя, побѣдивъ Герденя въ день памяти сего мученика.
 
Съ того дня славный мечь Довмонта въ теченiи тридцати трехъ лѣтѣ служилъ оградою не только Пскову, но и Новгороду и всей сѣверной Руси отъ всѣхъ враговъ ея - отъ Литвы, Чуди, Корелы и Ливонскихъ Рыцарей Меченоснаго ордена. (27) Длинный рядъ блистательныхъ подвиговъ мужества Довмонтова заключился 4 марта 1299 г. победою у самаго Пскова на берегу рѣки Великой. Здѣсь доблестный вождь Псковичей, уже маститый старецъ, въ послѣднiй разъ разбилъ Нѣмцевъ и въ томъ же году 20 маiя преставился. Благодарные Псковичи горько плакали, погребая его подъ храмом Св. Троицы. (28)
 
Св. Довмонтъ, хотя родился и провелъ юность въ землѣ варварской, ненавистной нашимъ предкамъ, но принявъ вѣру Спасителеву, вышелъ изъ купѣли усерднымъ христiаниномь и вѣрнымъ другомъ Pocciянъ; 33 года служилъ Богу истинному и второму своему отечеству добрыми делами и мечемъ; удостоенный сана княжескаго, не только прославлялъ имя Русское въ битвахъ, но и судилъ народъ право, не давалъ слабыхъ въ обиду, любилъ помогать бѣднымъ. Женатый на Марiи, дочери Великаго Князя Димитрия Александровича не оставлялъ сего изгнанника въ несчастiи, и готовь былъ положить за него свою голову, а по смерти тестя свято соблюдалъ обязанности удѣльнаго Князя къ новому Великому Князю Андрею, брату и гонителю Димитрiя. За то граждане Пскова любили Довмонта болѣе всѣхъ другихъ Князей, воины, имъ предводимые, не боялись смерти. Обыкновеннымъ его словомъ въ часъ опасности и кровопролития было: «Братья мужи Псковичи! Кто старъ, тоть мнѣ отецъ, а кто молодъ, тотъ братъ! Слышалъ я мужество ваше во всѣхъ странахъ: постоимъ за Св. церкви, и за свое отечество!» Прибѣгая во всѣхъ опасностяхъ съ пламенною молитвою къ Господу, онъ полагалъ мечь свой предъ олтаремъ Его, и снова препоясывался имъ изъ рукъ служителей олтаря.
 
Вскорѣ по кончинѣ доблестнаго Князя, благодарные Псковичи стали, чтить память его, какъ своего заступника предъ Богомь, молитвенно охраняющаго земную свою отчину. Въ августѣ 1480 г., когда Нѣмцы, въ числѣ 100 тысячь, осаждали Псковъ, Св. Князь Довмонтъ явился во снѣ некоторому благочестивому мужу, и сказалъ ему: «возмите одѣянiе (покровъ) гроба моего, обнесите его три раза вокругъ города съ крестами и не бойтесь!» (29) - Псковитяне, ободряемые этимъ видѣнiемъ, смѣло вступили въ бой съ врагами и принудили ихъ снять осаду. И въ страшное время осады Баторiевой, удостоенный дивнаго видѣния старецъ Дорофей въ числѣ другихъ угодниковъ Божiихъ видѣлъ и сего благовѣрнаго Князя, молящагося о спасенiи града.
 
Первый храмъ въ честь Св. Довмонта былъ построенъ въ 1574 г. (30) Память его мѣстно празднуется 20 маiя. Служба отправляется по рукописи, составленной уже послѣ нашествiя Баторiя. Нынѣ сохраняющаяся въ соборѣ рукопись очень не давняя. - Неизвестно, когда перенесены мощи благовѣрнаго Князя изъ нижней въ верхнюю церковь; но полагаютъ, что не ранѣе построенiя нынѣшняго собора.
 

ГРОБНИЦА БЛАЖЕННАГО НИКОЛАЯ ЮРОДИВАГО.

 

Въ третьемъ окнѣ на южной стороне того же придѣла почиваютъ въ гробницѣ, совершенно схожей съ Довмонтовою, мощи блаженнаго Николая Салоса (юродиваго). Гробница покрыта доскою съ изображенiемъ блаженнаго и слѣдующею надписью: «преставися Св. праведный Николай Псковскiй Чудотворецъ въ лѣто 7084. (1576), мѣсяца февралiа въ 27 день». При гробницѣ висять въ рамѣ низанные жемчугомъ тропарь и кондакъ сему угоднику Божiю.
 

СВѣДѣНIЕ О БЛАЖЕННОМЪ НИКОЛАѣ ЮРОДИВОМЪ.

 

О жизни блаженнаго Николая не сохранилось никакихъ свѣдѣнiй, кромѣ одного событiя, которое навсегда осталось памятнымъ для Пскова, спасеннаго юродивымъ отъ ярости Грознаго Самодержца. Когда Царь Iоаннъ Васильевичь, разгромивъ древнiй Новгородъ, стоялъ подъ стѣнами Пскова, и послѣдняя ночь осѣнила трепещущiй городъ, всѣ граждане проводили эту ночь въ молитвѣ; ударили въ колоколъ къ воскресной утренѣ и тихiй звонъ смягчилъ жестокое сердце. Умилился Iоаннъ и велѣль своимъ воинамъ притупить мечи и не дерзать на убiйства. Прѣдъ литургiею въ воскресный день (1571 г.) по совѣту блаженнаго Николая Салоса, народъ встрѣтилъ съ хлѣбомъ и солью Грознаго Царя, съ покорностiю повергаясь предъ нимъ на землю, но не кротокъ казался видъ его и можно было ожидать новой грозы. Тогда явился предъ нимъ юродивый Николай, прыгая на палочкѣ по обычаю дѣтскому и безпрестанно повторяя: «Иванушко, Иванушко, покушай хлѣба-соли, а не христiанской крови». Царь, разгнѣвавшись, велеѣлъ схватить его, но въ то же мгновенiе блаженный сталъ невидимъ. Тогда Грозный, забывъ отъ ужаса гнѣвъ свой, взошелъ съ тихостiю въ Троицкiй соборъ, где встрѣтило его духовенство съ крестами, а потомъ посѣтиль и убогую келлiю Салоса, который не убоялся обличить его. Преданiе увѣряетъ, что юродивый предложилъ ему въ виде угощенiя кусокъ сыраго мяса. «Я Христiанинъ и не емъ мяса въ пост», сказалъ ему Iоаннъ. – «(Ты пьешь кровь человѣческую», отвѣчалъ ему блаженный, и вслѣдъ за тѣмъ строгими словами поучилъ Царя, чтобы престалъ отъ кровопролитiя и не дерзалъ грабить церкви. Не внимая словамъ его, Грозный вeлѣлъ снять колоколъ съ соборной колокольни, но въ ту же минуту палъ, по пророчесгву Святаго, лучший конь его. Тогда юродивый объявилъ Царю, что если возложитъ руку хотя на единаго жителя богоспасаемаго града, то Всевышнiй поразить его на томъ же мѣстѣ, и въ ужасѣ бѣжалъ Iоаннъ, не велѣвъ касаться ни одного изъ гражданъ и ничего изъ церковнаго достоянiя. – Блаженный Николай преставился подъ 28 число февраля 1576 г. и по особенному уваженiю жителей Пскова погребенъ подъ соборнымъ храмомъ спасеннаго имъ города - почесть, которой удостоивались только мѣстные Князья и въ послѣдствiи Архипастыри Псковскiе. Неизвѣстно съ какого времени стали чтить память его какъ Святаго, и когда перенесены были мощи его изъ усыпальницы въ верхнюю церковь. Въ день его памяти 28 февраля отправляется служба, общая юродивымъ, но въ кондакѣ, который воспѣваетъ ему благодарная Церковь, выражается чудный его подвигь: «Чудотворецъ явися Николае, Царску державу и смысла свирѣпство на милость обративъ, и нынѣ молимъ тя, Святе, пребуди въ насъ еще, защити отъ коварствъ вражiихъ; ты бо еси граду Пскову и всѣмъ христолюбивымъ людемъ похвала и утвержденiе.»
 

РИЗНИЦА

 

Ризница Троицкаго собора довольно богата священными предметами, замечательными по древности.
 
Крестъ кипарисный, осмиконечный на подставкѣ, стоящiй въ соборѣ за жертвенникомъ и усыпанный серебряными, вызолоченными полушарiями съ изображенiями 50 Святыхъ. Длина креста 1 арш. 10 верш., ширина 1¼ арш. На задней сторонѣ его надпись: «лѣта 7180 (1672) году iюля въ 29 день, построилъ сей животворящiй крестъ запрестольный кипарисный съ мощьми и зъ дробницами при державѣ Великаго Государя, Царя и Великаго Князя Алексѣя Михайловича, всея великiя и малыя бѣлыя Pocciи Самодержца, при Святѣйшемь Патpiapxe Питиримѣ, по обѣщанiю грѣхъ ради моихъ Харитоновскiй священникъ Артемiй по себѣ и по своихъ родителехъ, въ вѣчной поминокъ душамъ».
 
Крестъ напрестольный, позолоченный, чеканной работы, осмиконечный, съ литымъ распятiемъ и подъ нимъ съ образомъ Св. Князя Владимiра. Крестъ этотъ украшенъ жемчугомъ, яхонтами и изумрудами, и заключаетъ въ себѣ 9 частицъ Св. мощей. На задней сторонѣ надпись: "сей животворящiй крестъ построилъ вь соборную церковь Пресвятыя Троицы во градъ Псковъ преосвященный Маркеллъ, первый Митрополитъ Псковскiй и Изборскiй лѣта  7191, мая 7 дня.
 
Золотой потиръ съ рѣзными вокругъ изображенiями Спасителя, Божiей Матери, Предтечи, двухъ Архангеловъ, первоверховныхъ Апостоловъ, а между ними распятiя. На рукояти, имеющей форму, подобную митрѣ, изображены лики Святителей: Афанасiя, Кирилла, Василiя, Григорiя и Iоанна. На поддонѣ изображены страданiя Христовы, тайная вечеря и положенiе во гробъ. Внизу слѣдующая надпись: «лѣта отъ сотворенiя мiра 7194 iюня въ 9 день состроишася сiи сосуды служебнiи златiи во градъ Псковъ въ соборную церковь Пресвятыя Троицы повелѣнiемъ преосвященнаго Маркелла, перваго Митрополита Псковскаго и Изборскаго изъ домовой казны».
 
Дискосъ къ этому потиру: верхъ золотой, а поддонъ серебряный, позолоченный. На плоскости рѣзьбою изображена чаща, похожая на купѣль, съ лежащимъ въ ней Агнцемъ. Надъ чашею Господь Саваофъ и Св. Духъ, а по сторонамъ два Ангела. Пo краямъ дискоса кругомъ изображены 12 Апостоловъ, на поддонѣ Ангелы съ рипидами, на краяхъ два херувима и между ними надпись: «Въ золотыхъ сосудѣхъ, въ дискосѣ и въ потирѣ вѣса 2 ф. 44 золотника съ полузолотникомъ; въ поддонѣхъ серебряныхъ вѣсу 2 ф. 27 зол. съ ¼».
 
Звѣзда серебряная, позолоченная съ мелкою сканью, превосходной древней работы.
 
Дарохранительница серебряная, имѣющая видъ четвероугольнаго храма съ куполомъ, главою и четвероконечнымъ крѣстомъ наверху. Съ лицевой стороны распашныя двери съ изображенiями Благовѣщенiя и четырёх Евангелистовъ. Внутри дарохранительницы три яруса и въ нихъ три ящика, все изъ позолоченнаго серебра; два изъ этихъ ящиковъ раздѣлены каждый на четыре части. Шпинекъ, служащiй вместо ключика для запора дверецъ, серебряный, имѣеть видъ Ангела. Эта дарохранительница прекрасной работы и весьма древняя. Ширина ея около 6 верш., высота 13 вершковъ.
 
Чаша водосвятная серебряная, вѣсомъ въ 14½ ф., съ надписью по верхнему краю: «лѣта 7182 (1674) устроена сiя чаша при державѣ великаго Государя нашего Царя и Великаго Князя Алексѣя Михайловича, всея великiя и малыя бѣлыя Pocciи Самодержца и при благовѣрной Царицѣ и Великой Княгинѣ Наталiи Кириловнѣ и при его благовѣрныхъ чадѣхъ благословенiемъ великаго господина преосвященного Арсенiя, Apxieпископa Псковскаго и Изборскаго, а строена мiрскимъ подаянiемъ. Нa днѣ изображенъ образь Богоявления съ тропаремъ и кондакомъ по старопечатнымъ книгамъ.
 
Евангелие апракосъ (т. е. писанное не по порядку зачалъ, а по чтенiямъ въ продолженiе года) съ надписью на внутренней сторонѣ верхней доски: «лѣта 7142 (1532) написана бысть книга сiя, глаголема Евангелiе, повелѣнiемъ раба Божiя Елисея Борисова сына на престолъ святымъ трiемъ Святителемъ, да деисусъ поставилъ надъ престоломъ при игуменѣ при Гepoнтiи. Церкви Божiи на yкpaшeнie, а себѣ на память и роду своему». Оно обдѣлано стариннымъ цвѣтнымъ бархатомъ; на верхней доскѣ рамка, покрытая серебряною басмою съ 8 большими хрустальными вставками. (31)
 
Другое Евангел большаго формата, печатанное въ Москвѣ въ 1680 г. при Патpiapxѣ Iоакимѣ. Обѣ доски обложены серебромъ чеканной работы и вызолочены. На срединѣ верхней доски въ золотомъ овальномъ кругѣ на золотой доскѣ, покрытой эмалью, вычеканено изображенiе Господа Вседержителя въ святительскомъ облаченiи, сидящаго на престолѣ съ предстоящими Богоматерью и Предтечею. Митра на Немъ украшена бриллiантами, вѣнцы у Божiей Матери и Предтечи покрыты яхонтами. Крутъ обложенъ въ два ряда крупнымъ и мелкимъ жемчугомъ. Надъ зтимъ образомъ, въ меньшемъ кругѣ, чеканный образъ Воскресенiя Христова, написанный на золотой доскѣ, покрытой эмалью; подъ этимъ образомъ, на такомъ же кругѣ, такъ же написанъ образъ тайной вечери, по правую сторону большаго круга, изображено снятiе I. Хр. со креста, по лѣвую - положенiе Его во гробъ. На углахъ, тоже въ кругахъ, на золотыхъ доскахъ, покрытыхъ эмалью, чеканной работы, изображены 4 Евангелиста. Всѣ эти круги обложены крупнымъ жемчугомъ. На той же доскѣ въ разныхъ мѣстахъ находится 14 звѣздъ; изъ нихъ двѣ алмазныя, а прочiя изъ яхонтовъ и изумрудовъ.
Въ ризницѣ находится одиннадцать старинныхъ панагiй.
 
Панагiя круглая, сквозная, покрытая финифтью съ крестомъ въ срединѣ безъ изображенiя, убранная разноцвѣтными камнями - яхонтами и изумрудами, съ 3 подвѣсками изъ 1 изумруда и 2 яхонтовъ. Надпись на задней сторонѣ ея кругомѣ: «сiя панагiя дана въ домъ живоначальныя Троицы первому Маркеллу Митрополиту Псковскому, въ поминовенiе души Стольника Льва Салтыкова, а прямое имя ему Мемнонъ. 1683 г..»
 
Панагiя серебряная, чеканная, позолоченная, осмиугольная, съ круглою посреди иконою Знаменiя Божiей Матери за слюдою. Какъ икона, такъ и края панагiи обложены жемчугомъ, а около иконы лежатъ 8 гранатовъ въ видѣ кружка; на немъ 5 гранатныхъ вставокъ и 3 жемчужины. Привѣску составляетъ сапфиръ, закрѣпленный сверху и снизу жемчужинами.
 
Панагiя серебряная круглая, чеканная, позолоченная; въ срединѣ ея сердцевидный янтарь съ изображенiемъ на немъ по правую сторону Господа Саваофа, по лѣвую Iисуса Христа, а выше ихъ Св. Духа, въ видѣ голубя. Вверху и внизу чеканные херувимы, а по сторонамъ описаннаго изображенiя Богоматерь и Предтеча. На задней сторонѣ янтаря надпись: IHSM (Iисусъ. Марiя).
 
Панаг осмигранная, съ 8 бурмицкими зернами. Икона на ней Нерукотвореннаго Образа, круглая, за выпуклымъ шлифованнымъ стекломъ. Верхняя дска покрыта чеканными цвѣтами; возглавiе многогранное съ жемчужною вставкою. На задней сторонѣ написаны имена Святыхъ, которыхъ мощи вложены въ панагiю.
 
Панаг, жалованная Императрицею Екатериною II Епископу Гедеону Криновскому, украшенная аметистами и бриллiантами. На лицевой сторонѣ изображенiе Св. Троицы на финифти, а на задней по золотому полю рѣзьбою представленъ щитъ, окруженный знаками архiерейскаго достоинства. На щитѣ изображены лилiи посреди тернiя, надъ ними девизъ: «кринъ въ тернiи». (32) Вокругъ литеры: Б. М. С. Г. Е. П. И. Н что значить: Божiею милостiю, смиренный Гедеонъ, Епископъ Псковскiй и Нарвскiй.
 
Посохъ Св. Евфим, Архiепископа Новгородскаго, деревянный, длиною 2 арш. и 1 верш., съ возглавiемъ, имѣющимъ видъ полудуги и обращеннымъ концами внизъ. Весь посохъ покрыть зеленымъ бархатомъ. На немъ находится яблоко со сканью, сверху и снизу украшенное серебряными вѣнчиками, гранатами и разноцвѣтными стеклами. Ниже яблока, на немъ три серебряныя накладки, чеканной работы, изъ коихъ двѣ со сканью и сверху и снизу придерживаются серебряными вѣнчиками. Яблоко съ своими вѣнчиками и двѣ накладки, находящiяся ниже его, украшены эмалью, гранатами и разноцвѣтными стеклами. Наконечникъ мѣдный, четвероугольный. На возглавiи и на вѣнчикѣ подъ нимъ, а равно и на двухъ вѣнчикахъ, придерживающихъ яблоко сверху и снизу, древнеславянскими разными выпуклыми буквами изображено: «6944 (1436) сряженъ бысть посохъ замышленiемъ преосвященнаго Владыки Евфимiя, Архiепископа Великаго Новагорода»: ниже: «7097 (1589) мѣсяца iюня въ 26 день, на память преподобнаго отца нашего Давида, иже въ Селунѣ, поновилъ посохъ Епископъ Мисаилъ Псковскiй и Изборскiй. Лета 7160 (1652) апрѣля 4 дня, на память преподобнаго отца нашего Iосифа Пѣснописца, поновися посохъ сей Apxiепископомъ Макарiемъ Псковскимъ и Изборскимъ». Еще ниже: «7199 (1691) месяца февраля 1 дня поновленъ сей жезлъ новопосвященнымъ Иларiономъ, Митрополитомъ Псковскимъ и Изборскимъ».
 
Посохъ серебряный, позолоченный, съ возглавiемъ, имѣющимъ видъ полудуги и обращеннымъ концами внизъ. На семъ посохѣ 5 яблокъ. Возглавiе и пространство отъ него до перваго яблока и само яблоко украшено серебряною сканью и по ней разноцвѣтною эмалью. Подъ первымъ яблокомъ подпись рѣзными буквами: «лѣта 7203 (1695) постройся жезлъ сей повелѣнiемъ преосвященнаго Митрополита Иларiона Псковскаго и Изборскаго».
 
Два покровца, изъ коихъ одинъ крестовидный, и воздухъ, шитые серебромъ и золотомъ, украшенные звѣздами изящной работы, изъ алмазовъ, яхонтовъ и жемчуга. На воздухе изображено положенiе во гробъ Спасителя, а на покровахъ - на одномъ Младенецъ, лежащiй въ чашѣ, окруженной Ангелами, а на другомъ крестовидномъ, Знаменiе Богородицы и по сторонамъ 4 Ангела съ орудiями страданiй Христовыхъ. Эти вещи прекрасной работы и весьма древнiя.
Палица, на которой вышито серебромъ, золотомъ и шелками изображенiе Св. Троицы. Кругомъ по красному полю выложенъ жемчугомъ кондакъ праздника Пятидесятницы по старопечатнымъ книгамъ.
 
Образъ Знаменiя Богородицы, шитый золотомъ по бѣлому атласу, весьма древнимъ шитьемъ, съ вышитымъ по краю задостойникомъ: «О тебе радуется».
 
Покровъ на раку Сз. Князя Всеволода, съ изображенiемъ его по малиновому штофу, длиною 2арш. 1½ вер., шириною 13 верш. Вѣнецъ и цата на изображенiи благовѣрнаго Князя вынизаны изъ крупнаго жемчуга и богато украшены яхонтами, изумрудами и алмазами.
 
Въ ризницѣ сохраняется нѣсколько Псковскихъ печатей, и древнихъ монетъ. Изъ числа печатей древнейшая, съ изображенiемъ барса и надписью: «печать Господарьства Псковскаго». Въ числѣ монетъ находится нѣсколько золотыхъ Царя Iоанна Васильевича, нѣсколько серебряныхъ «Псковскихъ денегъ», на которыхъ съ одной стороны изображенiе Князя съ короною на головѣ и съ мечемъ въ правой рукѣ, а на другой - по срединѣ барсъ, а въ верху круговая надпись: «деньга Псковская». Другой экземпляръ Псковской деньги имѣеть на одной сторонѣ всадника съ взмахнутымъ мечемъ въ правой рукѣ, а на другой ту же надпись.
Наконецъ, нужно упомянуть о старинномъ женскомъ украшенiи, сохраняющемся въ ризнице. Оно золотое филогранное, сквозное съ короною, осыпанное яхонтами и изумрудами. По срединѣ вставлена бѣлая раковина, величиною въ грецкiй орѣхъ и одинаковой съ нимъ формы. Поперегъ этого украшенiя, сквозь то мѣсто, гдѣ находится раковина, продѣта золотая, чеканная стрѣлка, поражающая сердце. Внизу - эмалированная, сквозная привѣска съ сапфиромь и 7 жемчужинами, имѣющая по бокамъ двѣ привѣски меньшихъ, состоящихъ изъ одного халцедона и нѣсколькихъ жемчужинъ.
 

УСЫПАЛЬНИЦА ПОДЪ СОБОРОМЪ.

 

Въ нижнемъ этажѣ подъ Троицкимъ Соборомъ, гдѣ до 1770 года находилась церковь во имя Св. Княгини Ольги, погребаются Архипастыри Пскова. Въ восточномъ отдѣленiи усыпальницы, где прежде былъ алтарь, находятся гробницы:
 
1. Митрополита Иларiона, скончавшагося 22 iюня 1698 г. и погребеннаго Новгородскимъ Митрополитомъ Iовомъ. При гробнице его находится надпись: «7206 года iюня 22 дня, на память Святаго Мученика Евсевiя, Епископа Самосатскаго, въ 10 часу дни въ 1 четверти преставился рабъ Божiй Преосвященный Иларiонъ, Митрополитъ Псковскiй и Изборскiй и положено тѣло его подъ новосозданною церковiю Святыя Живоначальныя Троицы, отъ него зданною и со своды падшей состроенною, у лѣваго столба олтарнаго. Былъ на архiерействѣ и пасъ Церковь Христову семь лѣть, 4 мѣсяца и 20 дней.»
 
2. Архiепископа Симона Тодорскаго, скончавшагося съ 21 на 22 февраля 1754 г. На гробе его надпись: «по благословенiю единаго въ Троицѣ славимаго Бога, животомъ и смертiю обладающаго, почиваетъ въ гробѣ семь блаженныя памяти Преосвященный богоспасаемыхъ градовъ Пскова и Нарвы Архiепископъ Симонъ Тодорскiй; рожденъ отъ благочестивыхъ родителей, отъ нихъ же яко воспитанъ бысть изъ млада во благочестiи, тако уже мужъ бывъ, всѣмь бяше образъ христiанскаго житiя словомъ и дѣломь, кротокъ, и по Апостолу преподобенъ, незлобивъ, трезвенъ, цѣломудръ, честенъ. Толикою же любовiю къ премудрости горяше, яко не доволенъ творясь, снисканными чрезъ труды свои прилежныя въ богоспасаемомъ градѣ Kiевѣ науками; но желанiемъ вожделѣвъ въ пользу и украшенiе своему отечеству въ далечайшихъ и чуждыхъ странахъ поискать различные роды языковъ, въ яснѣйшее oткрытie силы Божiихъ словесъ и Святыхъ Отцевъ писанiй, идѣже странствуя къ своему, въ немъ же родися, Россiйскому, и ему же въ Kiевѣ обучился Латинскому языку, совершенно Греческому, и ко удивленiю всѣхъ Нѣмецкому, а восточныхъ языковъ Еврейскому, Сирскому, Аравiйскому и Халдейскому, тако навыче любомудрiю, ими же не точiю самъ пользовася, но и другимъ многимъ изъ тѣхъ наукъ въ Kiевѣ публично пребывая учителемъ преподавалъ, каковаго ради дара премудрости своея, Высокомонаршимъ Ея Императорскаго Величества, блаженныя памяти Государыни Императрицы и Самодержицы Всеросiйскiя Елисаветы Петровны, тогда счастливо владѣвшiя, указомъ, бысть Членъ Святѣйшаго Правительствующаго Синода и Архимандритъ Ипатскаго монастыря, иже при Костромѣ, потомъ Епископъ Костромской, таже Архiепископъ въ семъ градѣ Псковѣ, идѣже и богоугодно поживъ 7 лѣтъ и 8 мѣсяцевъ, всѣхъ же лѣтъ жизни своея 53 года, мѣсяцей 5, дней 21, собственной же всѣмъ милосердiя отеческаго къ страннымъ и убогимъ образъ показавь, преставился 1754 г. февраля 22 дня, его же яко yжe блаженнаго успенiя удостоившiй Богь, да подасть душѣ его со Святыми въ небѣ упокоенie, а на земли да сотворить ему вѣчную память. Погребенъ Сильвестромъ, Архiепископомъ С.-Петербургскимъ и Шлиссельбургскимъ».
 
3. Епископа Гедеона Криновскаго, скончавшагося 22 iюня 1763 г. На гробѣ его надпись:
 
Здѣ пришедъ прошу, всякъ остановись,
И прочести прилежно сie не облѣнись.
Узришь здѣ все лютое, что смерть содѣваетъ,
Яко и столпы Церкви она подсѣкаетъ.
3дѣ погребенъ Гедеонъ, Гедеонъ всеславный,
Псковскiя Епархiи Пастырь православный,
Столпъ Россiйскiя Церкви, по вѣpѣ ревнитель,
Проповѣдникъ, Божiя слова учитель,
Пастыремъ добрымъ образъ, честь и богословомъ
Остави Церкви рѣчи премудрыя словомъ.
Иже въ 37 лѣтѣ преставися къ Богу,
Оставя слезы и печаль паствѣ своей многу.
По лѣтѣхъ же, егда Христосъ воплотися,
Какъ седмь соть 62 къ тысящи свершися.
Третьяго жь лѣта мало полъ не достизаше,
Iюнiя день тогда двадцать второй бяше.
Пасъ же Церковь Христову неполныя два лѣта.
Егожь, Христе, сподоби невечерня свѣта.
 
4. Архiепископа Мефодiя Смирнова, скончавшагося 2 февраля 1815 г. На гробѣ нѣтъ надписи.
 
5. Архiепископа Нафанаила, скончавшагося 28 iюня 1849 г. На гробѣ на мѣдной доскѣ, устроенной усердiемъ наставниковъ Псковской семинарiи и училища вырѣзаны: латинская надпись, показывающая время рожденiя, кончины и погребенiя сего Архипастыря, и pyccкie стихи, обнаруживающiе душевныя качества его и любовь къ нему Псковской паствы.
 
Въ западномъ отдѣленiи усыпальницы, гдѣ была церковь, видны 9 надгробныхъ склеповъ, но чьи они именно не извѣстно. Говорять, что одинъ изъ нихъ Архiепископа Макарiя, другой Николая юродиваго, а прочiе семи князей, записанныхъ въ соборномъ Синодикѣ: Тимофея Довмонта († 1299), Мстислава, неизвѣстно какого. Василiя Феодоровича († 1491), Андрея, неизвѣстно какого, Георгiя, можетъ быть намѣстника Андрея Ольгердовича († 1349). Севастiана, (Ярослава Васильевича († 1487), Евстафiя, князя Изборскаго († 1360). (33)
 

КОЛОКОЛЬНЯ И КОЛОКОЛА.

 

Колокольня построена въ одно время съ соборомъ, но приведена въ настоящiй видъ въ концѣ XYIII или въ началѣ XIX в. Она находится на восточной сторонѣ Кремля, на одной линiи съ его стѣною и какъ бы перерѣзываетъ стѣну. Вѣроятно и въ древности она была здѣсь же; на ней по окнамъ нижняго яруса повѣшено 20 колоколовъ, изъ коихъ самые древнiе относятся къ XVI в., но нѣть между ними ни краснаго колокола, упоминаемаго въ Псковскихъ лѣтописяхъ подъ 1518 г., ни присланнаго отъ Великаго Князя Василiя Ивановича, по покоренiи имъ Пскова, вместо Корсунскаго, (34) взятаго въ Москву съ вѣчевымь - колоколомъ. Они литы то въ Москве, то въ Валдаѣ, то въ самомъ Пскове. Колокола большой и полiелейный особеннаго литья: внутреннiя стороны перваго всѣ, а послѣдняго только по краямъ, пробиты гвоздями, сглаженными вровень со стѣнками колоколовъ. Изображенiя есть на двухъ колоколахъ, на большом и одномъ изъ меньшихъ. На первомъ изображенъ Великомученикъ Георгiй, а на пислѣднемъ 4 херувима. Кромѣ названiй: колоколъ большой, полiелейный, вседневный, есть и другiя названия колоколовъ. Два колокола близь вседневнаго называются ясаками, слѣдующiе за ними 6 - шестерикомъ, 2 - постовыми, 4 меньшихъ - подзвонками, 1 - повѣсткою. Изъ подписи на колоколахъ видно, что полiелейный колоколъ и еще три другихъ литы при Царѣ Иванѣ Васильевичѣ Грозномъ 7082 (1574 г.) и одинъ колоколъ при Царѣ Борисѣ Годуновѣ безъ означенiя года.