24 февраля в Свято-Троицком кафедральном соборе г.Пскова Престольный праздник

Опубликовано: 2017-02-21 14:11:05
24 февраля в Свято-Троицком кафедральном соборе г.Пскова Престольный праздник

Свя­той бла­го­вер­ный князь Все­во­лод, в Кре­ще­нии Гав­ри­ил, Псков­ский, внук Вла­ди­ми­ра Мо­но­ма­ха, ро­дил­ся и по­чти всю жизнь про­жил в Нов­го­ро­де, где в 1088–1093 и 1095–1117 го­дах кня­жил его отец, свя­той бла­го­вер­ный князь Мсти­слав-Фе­о­дор Ве­ли­кий († 15 ап­ре­ля 1132). В 1117 го­ду, ко­гда ве­ли­кий князь Вла­ди­мир Мо­но­мах дал в удел Мсти­сла­ву Бел­го­род Ки­ев­ский, фак­ти­че­ски сде­лав его сво­им со­пра­ви­те­лем, мо­ло­дой Все­во­лод остал­ся на­мест­ни­ком от­ца на Нов­го­род­ском кня­же­нии.

Мно­го доб­ро­го сде­лал свя­той князь Все­во­лод для Нов­го­ро­да. Со свя­ти­те­лем Ни­фон­том, ар­хи­епи­ско­пом Нов­го­род­ским (па­мять 8 ап­ре­ля), он воз­двиг мно­же­ство хра­мов, сре­ди ко­то­рых – со­бор ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ге­ор­гия в Юрьев­ском мо­на­сты­ре и храм свя­то­го Иоан­на Пред­те­чи на Опо­ках, по­стро­ен­ный в честь Ан­ге­ла его сы­на-пер­вен­ца Иоан­на, умер­ше­го в мла­ден­че­стве († 1128). В Уста­ве князь да­ро­вал льгот­ные гра­мо­ты со­бо­ру Свя­той Со­фии и дру­гим церк­вам. В страш­ный го­лод, спа­сая лю­дей от ги­бе­ли, он ис­тра­тил всю каз­ну. Князь Все­во­лод был доб­лест­ным во­и­ном, по­бе­до­нос­но хо­дил на ямь (в 1123) и на чудь, но ни­ко­гда не брал­ся за меч ра­ди ко­ры­сти и вла­сти.

В 1132 го­ду, по смер­ти свя­то­го ве­ли­ко­го кня­зя Мсти­сла­ва, Ки­ев­ский князь Яро­полк Вла­ди­ми­ро­вич, дя­дя Все­во­ло­да, сле­дуя за­ве­ща­нию бра­та, пе­ре­вел Все­во­ло­да в Пе­ре­я­с­лав Юж­ный, счи­тав­ший­ся стар­шим по­сле Ки­е­ва го­ро­дом. Но млад­шие сы­но­вья Мо­но­ма­ха – Юрий Дол­го­ру­кий и Ан­дрей Доб­рый, опа­са­ясь, что Яро­полк сде­ла­ет Все­во­ло­да сво­им на­след­ни­ком, вы­сту­пи­ли про­тив пле­мян­ни­ка. Не же­лая меж­до­усо­биц, свя­той князь вер­нул­ся в Нов­го­род, но его при­ня­ли с неудо­воль­стви­ем. Нов­го­род­цы счи­та­ли, что князь был «вскорм­лен» ими и не дол­жен был ухо­дить от них. «Хо­дил Все­во­лод в Русь, в Пе­ре­я­с­лав, – от­ме­тил нов­го­род­ский ле­то­пи­сец, – а це­ло­вал крест нов­го­род­цам, ска­зав „хо­чу у вас уме­реть‟».

Стре­мясь вос­ста­но­вить доб­рые от­но­ше­ния с нов­го­род­ца­ми, князь в 1133 го­ду пред­при­нял но­вый по­бе­до­нос­ный по­ход на Чудь и при­со­еди­нил к нов­го­род­ским вла­де­ни­ям Юрьев. Но тя­же­лый зим­ний по­ход 1135–1136 го­дов на Суз­даль окон­чил­ся неуда­чей. Свое­воль­ные нов­го­род­цы не вра­зу­ми­лись Бо­жи­им на­ка­за­ни­ем и не мог­ли про­стить по­ра­же­ния сво­е­му кня­зю. Ве­че ре­ши­ло при­звать кня­зя из враж­деб­но­го Мо­но­ма­хо­ви­чам ро­да Оль­го­ви­чей, а свя­то­го Все­во­ло­да осу­ди­ло на из­гна­ние: «из­гна­ние пре­тер­пел еси от сво­их», – по­ет­ся в тро­па­ре свя­то­му. Пол­то­ра ме­ся­ца кня­зя с се­мьей, как пре­ступ­ни­ка, дер­жа­ли под стра­жей на ар­хи­ерей­ском дво­ре, а ко­гда при­был князь Свя­то­слав Оль­го­вич, «пу­сти­ша из го­ро­да».

Все­во­лод вновь ушел в Ки­ев, и дя­дя Яро­полк дал ему в дер­жа­ние Вы­ш­го­род­скую во­лость под Ки­е­вом, где в Х ве­ке, в го­ды прав­ле­ния сво­е­го сы­на Свя­то­сла­ва, жи­ла свя­тая рав­ноап­о­столь­ная ве­ли­кая кня­ги­ня Рос­сий­ская Оль­га (па­мять 11 июля). Оль­га, «гра­дов Ки­е­ва и Пско­ва из­ряд­ная доб­ро­то», за­щи­ти­ла сво­е­го непра­вед­но оби­жен­но­го по­том­ка: в сле­ду­ю­щем, 1137 го­ду жи­те­ли Пско­ва, пом­нив­шие по­хо­ды нов­го­род­ско-псков­ско­го вой­ска под во­ди­тель­ством кня­зя, при­зва­ли его на псков­ское кня­же­ние, на ро­ди­ну рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги. Это был пер­вый Псков­ский князь, из­бран­ный по во­ле са­мих пско­ви­чей.

Слав­ным де­я­ни­ем свя­то­го бла­го­вер­но­го кня­зя Все­во­ло­да-Гав­ри­и­ла во Пско­ве бы­ла по­строй­ка пер­во­го ка­мен­но­го хра­ма во Имя Жи­во­на­чаль­ной Тро­и­цы на ме­сте де­ре­вян­но­го, вре­мен рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги. На ико­нах свя­то­го ча­сто пи­шут дер­жа­щим в ру­ке храм «об од­ном вер­ху – Свя­тая Тро­и­ца».

Толь­ко год про­кня­жил во Пско­ве свя­той Все­во­лод – 11 фев­ра­ля 1138 го­да он скон­чал­ся, про­жив 46 лет. Весь Псков со­брал­ся на по­гре­бе­ние лю­би­мо­го кня­зя, не бы­ло слыш­но цер­ков­но­го пе­ния от на­род­но­го пла­ча. Нов­го­род­цы, опом­нив­шись, при­сла­ли про­то­по­па из Со­фий­ско­го со­бо­ра, чтобы взять в Нов­го­род его свя­тое те­ло, но князь от­вра­тил­ся от Нов­го­ро­да, и ра­ка не дви­ну­лась с ме­ста. Горь­ко пла­ка­ли нов­го­род­цы, рас­ка­и­ва­ясь в небла­го­дар­но­сти, и мо­ли­ли да­ро­вать им хоть ма­лую ча­сти­цу свя­то­го пра­ха «на утвер­жде­ние гра­ду». По их мо­лит­вам от­пал но­готь от ру­ки свя­то­го. Пско­ви­чи по­ло­жи­ли свя­то­го Все­во­ло­да в хра­ме свя­то­го ве­ли­ко­му­че­ни­ка Ди­мит­рия. Ря­дом с гро­бом по­ста­ви­ли бо­е­вое ору­жие кня­зя – щит и меч, имев­ший фор­му кре­ста, с над­пи­сью по-ла­ты­ни «Че­сти мо­ей ни­ко­му не от­дам».

Ни­ко­гда не на­ру­ша­лась глу­бо­кая ду­хов­ная связь го­ро­да свя­той рав­ноап­о­столь­ной Оль­ги со свя­тым кня­зем: он на­все­гда остал­ся псков­ским чу­до­твор­цем. При оса­де Пско­ва Сте­фа­ном Ба­то­ри­ем в 1581 го­ду, ко­гда уже бы­ла раз­ру­ше­на кре­пост­ная сте­на и по­ля­ки бы­ли го­то­вы во­рвать­ся в го­род, из Тро­иц­ко­го со­бо­ра с крест­ным хо­дом при­нес­ли на ме­сто сра­же­ния свя­тые мо­щи кня­зя Все­во­ло­да, и враг от­сту­пил. При яв­ле­нии чу­до­твор­ной Пско­во-По­кров­ской ико­ны (па­мять 1 ок­тяб­ря) свя­той бла­го­вер­ный князь Все­во­лод-Гав­ри­ил был сре­ди небес­ных за­щит­ни­ков Пско­ва.

Об­ре­те­ние мо­щей

27 но­яб­ря 1192 го­да бы­ли об­ре­те­ны мо­щи свя­то­го кня­зя Все­во­ло­да и пе­ре­не­се­ны в Тро­иц­кий со­бор, в ко­то­ром был освя­щен в честь его при­дел.

22 ап­ре­ля 1834 го­да, в пер­вый день Пас­хи, свя­тые мо­щи бы­ли тор­же­ствен­но пе­ре­не­се­ны в глав­ный храм со­бо­ра.

 В 1193 го­ду мо­щи свя­то­го Все­во­ло­да бы­ли об­ре­те­ны нетлен­ны­ми, и с тех пор при его гроб­ни­це на­ча­лись ис­це­ле­ния. Рус­ская Цер­ковь сла­вит свя­то­го Все­во­ло­да как ис­по­вед­ни­ка, «пре­тер­пев­ше­го из­гна­ние от сво­их», а Гос­подь про­сла­вил его как вер­но­го ра­ба Сво­е­го, со­вер­шав­ши­ми­ся при его гро­бе чу­дес­ны­ми ис­це­ле­ни­я­ми. Хо­тя князь жил во Пско­ве толь­ко один год, но оста­вил по се­бе глу­бо­кую па­мять. Во всех тя­же­лых слу­ча­ях жиз­ни пско­ви­чи при­бе­га­ли к по­мо­щи сво­е­го свя­то­го кня­зя. Во вре­мя оса­ды Пско­ва Сте­фа­ном Ба­то­ри­ем для обод­ре­ния за­щит­ни­ков го­ро­да при­но­си­лась в их ря­ды из со­бо­ра Свя­той Тро­и­цы ико­на, изо­бра­жа­ю­щая бла­го­вер­но­го кня­зя Все­во­ло­да-Гав­ри­и­ла, и во­оду­шев­лен­ные за­щит­ни­ки Пско­ва му­же­ствен­но от­би­ва­ли при­сту­пы поль­ско­го вой­ска.